ООО «Центр Грузовой Техники»

8(812)244-68-92

Содержание

Назад в будущее: 5 американских городов, восстанавливающих историю: urbanblog.ru — LiveJournal

В США не было войны, но роль бомб выполняли сами жители: дома и целые районы сносили ради парковок и дорог. Также не стоит забывать про ужасный капитализм и отношение к историческому наследию – ещё каких-то 40 лет назад ценились только совсем древние здания и районы, а дома конца XIX-начала ХХ века считались рядовой застройкой. Сейчас, напомню, при застройке районов и реновации пытаются сохранять даже дома 1990-х годов, чтобы избежать у людей чувства стерильности, безликости и новизны. Многие здания просто оказались заброшенными по разным причинам – было бы проще их снести, но простой путь не всегда самый правильный.

Под катом примеры из пяти американских городов, где восстанавливают исторические здания под новые цели, оригинал статьи: Back to the future: 5 cities resurrecting historic buildings

Нью-Йорк: Мойнихан Холл
Сегодня станция Пенн имеет славу неудобного транспортного транзитного узла, обслуживая более 650 тыс. пассажиров ежедневно, хотя изначально была предназначена для обслуживания только 200 тыс.


здание вокзала Пенн, mashable.com

Реконструкция станции Пенн была запущена в 2016 году и обойдётся 3 млрд долларов, частью этого проекта является строительство Мойнихан Холл и восстановление исторического здания вокзала, которое было снесено в 1963 году. Планируется создать новую зону ожидания с торговыми пространствами и фудкортом. На проект повлияли задержки, но ожидается, что он будет завершен к 2020 году.


рендеры комплекса, governorandrewcuomo

Хьюстон: Здание Sears
Хьюстон продолжает восстанавливаться после урагана Харви и пытается создать новый инновационный район в Мидтауне. Район, площадью 9,4 акра станет площадкой для стартапов, ресторанов и развлечений, а также символом образцового общественного пространства и ведущей инфраструктуры.

оригинальный вид, houstonchronicle.com

Здание Sears было построено в 1939 году и в настоящее время реконструируется для проекта: идут работы по восстановлению изначального облика, уничтоженного попыткой «модернизации» в 1960-х годах.



очистка дома, houstonchronicle.com

Детройт: Центральный вокзал Мичиган

К юго-западу от центра Детройта расположен Центральный железнодорожный вокзал Мичиган. После своего открытия в 1914 году, он был основным центром железнодорожных перевозок, но с 1988 года вокзал стоял заброшенным.

Anna An

В конце 2017 года компания Ford объявила о том, что они отремонтируют бывшую станцию и переместят часть компании из своего корпоративного штаба в Дирборне. Станция станет частью четырехэтажного кампуса с 2500 сотрудниками к 2022 году. «Центральный вокзал Мичиган был символом взлета и падения Детройта. Теперь он станет символом рассвета Детройта» – заявил губернатор штата Мичиган Брайан Кальли, когда было объявлено о покупке.

Incredible. Here are renderings from Ford. The company has big plans for their newly-acquired Michigan Central train station. pic.twitter.com/fTLYvTX1iN

— Brad Galli (@BradGalli) 19 июня 2018 г.

Сан-Хосе, Калифорния: Станция Диридон


Станция 1935 года постройки станет частью проекта системы скоростных поездов Силиконовой долины BART.

Также недалеко от станции компания Google приобрела большую территорию, которую планирует преобразовать и сделать частью своего бизнеса в Сан-Хосе. Проект включает в себя парки и общественные пространства, а также оптимизацию транспортного хаба, улучшение сообщения между поездами, автобусами, BART и велосипедной и пешеходной инфраструктурой.

«В предстоящие годы несколько крупных транспортных инвестиций, включая BART, High Speed ​​Rail, Bus Rapid Transit и электрифицированный Cal Train, наряду с существующими линиями, сойдутся в Диридоне. По прогнозам ожидается восьмикратное увеличение числа пассажиров и возможность трансформировать центр города Сан-Хосе» – написано на сайте проекта.

Предполагается, что строительство начнется в 2020 году. Однако у проекта немало критики со стороны некоторых местных оппонентов, которые высмеивают проект называя его «Googleville», по аналогии с термином «Гувервилль», обозначавшим появившиеся во время Великой депрессии поселения из палаток и лачуг, в которых были вынуждены жить тысячи американцев, потерявших работу.

Луисвилл, Кентукки: Зеленое здание
Осенью 2008 года в Луисвилле, штат Кентукки, открылось первое коммерческое «зелёное» здание в городе, которое было сертифицировано Platinum LEED. Здание, построенное в 1890 году, большую часть времени использовалось как магазин галантерейных товаров. В 2007 году было решено отремонтировать его, восстановив кладку стен, построив 12-метровое лобби и, тем самым добавив естественное освещение, используя экологически чистые материалы и системы возобновляемых источников энергии. В здании также используются солнечная энергия, геотермальные скважины и другие экологически безопасные способы генерации энергии.

Сейчас здесь находится галерея современного искусства, пространство для проведения мероприятий, офисы и штаб-квартира звукозаписывающей компании.

Спасибо Юле за перевод!

Поделиться записью:

А ещё можно подписаться в...


Крупнейшие в мире заброшенные вокзалы: Буффало и Детройт: periskop.

su — LiveJournal
В продолжение вчерашней темы про поездку по ж/д Соединённых Штатов.
Там, кто читал пост, вы видели, что Сергей по пути сфотографировал заброшенные останки старого мега-вокзала Буффало в стиле ар-деко (Buffalo Central terminal, 1929 - 1979). Это второй в мире по величине из заброшенных, но не снесённых вокзалов. Первый - в Детройте (Michigan Central Station, 1913 - 1988), он тоже цел, но огорожен и изолирован от свободного посещения, насколько я знаю.
Под катом я выложил подборки фотографий этих монстров - осколков Великой Железнодорожной Эры, которые напоминают потомкам, что было в истории Соединённых Штатов и такое, когда эти вокзалы работали в полную силу. Там же - ещё фото величественного Penn Station, который был полностью снесён в 1963.

Центральный вокзал Буффало, картина. Вечерний поезд отправляется на Нью-Йорк


Буффало, Buffalo Central terminal

2. Вид со стороны действующей линии.

3. Вот бы тут погулять! Немного напоминает заброшенные пути Варшавы-Главной, но в разы больше и с величественным зданием.


4. Общий вид. С этой стороны линии демонтированы.

5. Высотное здание.

6. Внутренности тоже внушают.

7. ...

8. Центральный световой зал с билетными кассами.

9. Это фото поставило меня в тупик. Какой-то флешмоб или мероприятие специфического плана?
(пояснили так в комментах: есть такой фотограф, Спенсер Туник, занимается фотографированием обнажённых людей в самых необычных местах. Эти голые люди выступают добровольцами для таких фотоинсталляций и флэшмобов)

10. Романтическая картина. Ностальгия по Великой Железнодорожной Эре у многих американцев развита довольно сильно.

11. Центральный зал в лучшие времена, которые в прошлом.

12. ...и сейчас.

13. Одна из галерей.

Детройт, Michigan Central Station (крупнейший в мире из заброшенных)

14. Общий вид. По сравнению с пиком заброшенности (середина 90-х) сейчас выглядит заметно лучше.

15. В хдр-е.

Романтика!

16. Расположение в городской топографии.

17. Главный вход.

18. Внутри.

19. Один из залов ожидания VIP-классов.

20. Уход вокзальной линии в речной тоннель.

21. Проход над путями, по бокам - спуски на платформы.

И, наконец, уничтоженная Pennsylvania Station (1910 - 1963)

22. Общий вид здания сверху.

23. И дебаркадер Пенн стейшен изнутри . Такого аналога я вообще нигде не видел. Китайские терминалы большие, но много проще и функциональней.

24. Теперь понятно, почему вот ЭТО (современный Penn Station образца 2014 г.) американские рельсовые фанаты сейчас называют "Крысиными катакомбами"?

* * *
Потом ещё думаю немного рассказать о Великом Рельсовом погроме 1956-1970, если кураж останется 🙂

Заброшенный вокзал Детройта | Путешествия плюшевого мишки

В 2009 году нас занесло в Детройт - один из самых известных американских мегаполисов, вокруг которого ходит очень много интересных историй, мифов и слухов. Часть из них - правда, часть - вымысел. Но одно не вызывает сомнения - заброшенный железнодорожный вокзал этого города - яркое свидетельство того, как предметы гордости и могущества корпораций и экономики могут быстро превратиться в забытое всеми место на карте, а когда-то процветающий город стать городом-призраком.

Приглашаем Вас на небольшую экскурсию по одной из главных достопримечательностей Детройта - заброшенный вокзал.

Прибыли в Детройт мы очень рано, около 6-30 утра. на улицах ни души.

Компанию приехавшим в столь ранний часть в бывшую столицу американского автопрома туристам составляют только многочисленные голуби.

У вокзалу ведут заброшенные жд пути. Когда поезда здесь проезжали каждые 5 минут.

Перед зданием вокзала находится эпическая табличка с надписью "Опасность"

Пути давно заросли деревьями и травой

Переход под путями для прохода к привокзальной площади

Пустые глазницы окон 18-этажного здания

Лепнина на фасаде здания выдает некогда роскошную классическую архитектуру здания. На верхних этажах находится риторический вопрос "Сохраним Детройт?"

Полуразбитые арочные окна вестибюля вокзала

Так выглядит сегодня зал ожидания вокзала. Кстати, закрылся для пассажиров он намного раньше, чем сам вокзал, еще в 1967 году.

Изнутри вестибюль и аванзал украшают граффити, созданные местной молодежью. Тредно предстаивть сегодня, сколько всего здесь было за последние десятилетия выкурено и выпито.

Так выглядит верхние этажи, где когда-то были многочисленные офисные помещения.

А это вид из окна предпоследнего этажа

Теперь поговорим об истории этого здания.

Жд вокзал станции "Мичиган" в Детройте был построен в 1913 году во время бурного экономического развития США. Это было время всего большого - больших кораблей, больших дорог, больших зданий и тд.

До 1950-х годов вокзал был довольно загруженным, отсюда отправлялись поезда почти во все крупные города США.

На привокзальной площади парковались автомобили

В 1960-е годы автогиганты США начали давать сбои. Детройт стал терять свою роль центра автомобильной промышленности. Многие жители стали покидать город.

В 1975 году здание вокзала было признано памятником культурного наследия.

Экономика города приходила в упадок и содержать столь большое здание не хватало средств. В результате часть помещений стали закрывать для пассажиров. К 1988 году закрыта была большая часть здания. Работал только зал, ведущий на платформу.

Так продолжалось в 1990-е годы, но в начале 2000-х вокзал был закрыт полностью.

Во время ремонта вокзала в Детройте, было найдено письмо в бутылке из прошлого века

Записку в пивной бутылке, скорей всего, оставили рабочие, которые строили здание в 1913 году

В Детройте сейчас ремонтируется Мичиганский центральный вокзал. Здание, которое десятилетиями пребывало в запустении после того, как город переживал свои не лучшие времена, в 2018 году выкупила компаниия Ford Motor Company. И сейчас реконструирует, чтобы переделать в новый кампус Ford: "сердце новых высокотехнологичных разработок и исследований". И рабочие уже сделали немало интересных находок в стенах старого вокзала. Об этом пишет Detroit Free Press.

ФОКУС в Google Новостях.

Подпишись — и всегда будь в курсе событий.

Мастер Лео Кимбл и рабочий Лукас, оббивая штукатурку в старой чайной комнате для джентльменов, нашли в стене старую пивную бутылку с посланием.

Записка, найденная в бутылке [+–] Записка, найденная в бутылке [+–]

Письмо оставили двое рабочих: Хоганом и Смитом — в 1913 году. Они написали дату "19 июля 1913 года" и свои имена. Напомним, вокзал был открыт 4 января 1914 года.

Бутылку из-под богемского пива Стро передадут в музей вокзала. Известно, что бутылка тоже является частью истории города. Пивоварня располагалась всего в трех милях станции и была основана в 1850 году немецким эмигрантом Бернхардом Стро. Их "Богемское пиво" ​​было отмечено "голубой лентой" на Колумбийской выставке в Чикаго в 1893 году. Во время сухого закона Strohʼs переключился на продажу безалкогольных напитков и мороженого.

Кроме бутылки с посланием во время ремонта вокзала было найдено немало интересных артефактов из прошлого, всего, более 200 предметов, которые, скорей имеют сентиментальную, нежели иную ценность.

Артефакты, найденные при реконструкции вокзала [+–]

Среди этих находок — блюдце из фарфорового сервиза, найденного в подвале станции, старые билеты и журналы оплаты счетов и счетов-фактур, пуговицы, фонари, журналы и забытые книги.

Кроме того, во время удаления шахты лифта на промежуточном уровне была обнаружена целая замурованная комната, в которой находился счетный автомат, детская и женская обувь и другие предметы.

Напомним, здание Мичиганского центрального вокзала возводилось в популярном в те годы стиле бозар (архитектурный стиль, продолживший традиции итальянского ренессанса и французского барокко). Его проектировали архитекторы, ранее вместе работавшие над дизайном нью-йоркского вокзала Гранд Сентрал.

Мичиганский центральный вокзал вскоре после открытия [+–]

Пятнадцатиэтажное главное здание сделало вокзал самой высокой на тот момент железнодорожной станцией в мире. Оно стоит над широким виадуком, поднятым над уровнем улиц. На нем разместились 18 путей.

Сегодня из них уцелели только два – компания Canadian Pacific водит по ним свои грузовые поезда – через тоннель под рекой Детройт и дальше в Канаду.

По этому маршруту ходили многие знаменитые в те годы рейсы, соединявшие город с Нью-Йорком: Twilight Limited, Mercury и Wolverine.

Здание Мичиганского вокзала несколько лет назад/Все фото: ВВС [+–]

Здание было закрыто в 1988 году. И с той поры его часто снимали в фильмах и клипах. Так, Эминем снимал здесь клип на песню Beautiful, также здание "засветилось" в фильме "Трансформеры". 

Призрак по-американски: 5 самых известных зданий Детройта

https://realty. ria.ru/20140724/403333864.html

Призрак по-американски: 5 самых известных зданий Детройта

Призрак по-американски: 5 самых известных зданий Детройта - Недвижимость РИА Новости, 24.07.2014

Призрак по-американски: 5 самых известных зданий Детройта

В этот день, 24 июля 1701 года, был основан Детройт - некогда крупнейший промышленных центр на севере США, автомобильная столица Америки. В июле 2013 года власти города официально объявили о его банкротстве. Причиной стала неспособность выплатить долги на сумму около 20 миллиардов долларов. Пока жители покидают свои дома, о былом величии все еще напоминают здания-гиганты. Сайт "РИА Недвижимость" решил рассказать о самых интересных зданиях "города-призрака".

2014-07-24T15:06

2014-07-24T15:06

2014-07-24T15:06

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn24.img.ria.ru/images/realty/40333/32/403333275_0:165:3053:1882_1920x0_80_0_0_37a99bd205a1f944a1c45149c235c89a. jpg

сша

детройт

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2014

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://realty.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn23.img.ria.ru/images/realty/40333/32/403333275_162:0:2891:2047_1920x0_80_0_0_1f0d09e98485a351ff64b09b738c9838.jpg

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Недвижимость РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

фото – риа недвижимость, мультимедиа, сша, памятники, архитектура, детройт

В этот день, 24 июля 1701 года, был основан Детройт - некогда крупнейший промышленных центр на севере США, автомобильная столица Америки. В июле 2013 года власти города официально объявили о его банкротстве. Причиной стала неспособность выплатить долги на сумму около 20 миллиардов долларов. Пока жители покидают свои дома, о былом величии все еще напоминают здания-гиганты. Сайт "РИА Недвижимость" решил рассказать о самых интересных зданиях "города-призрака".

Путешествие в Детройт

Первые 40 лет моей жизни прошли в России, точнее, в Союзе (как теперь сокращённо называют тогдашнюю страну, чтобы избежать скомпрометировавшего себя слова "советский"). Там мне приходилось довольно часто подъезжать к большим городам на поездах и автобусах: к Москве, Калинину (Твери), к Пскову и Новгороду, к Суздалю, к Киеву. Ну и, конечно, особенно часто – к родному Питеру по железной дороге, причем с разных сторон: к Балтийскому вокзалу, Витебскому, Московскому и Финляндскому.

Подъезды ко всем большим городам были запущенными и захламленными, как прихожие в коммунальных квартирах. Бесконечные склады, завалы кирпичей, строительного мусора, металлолома; изредка мелькали огороды за заборами, сварганенными из ржавых железных кроватей. И среди всего этого – небольшие домики (вероятно, путевых обходчиков), которые пышной клумбой или цветущим кустом трогательно демонстрировали свою непричастность к окружающему неустройству. Меня это неустройство всегда огорчало, но не ужасало так, как ужаснуло в Америке, – видимо, собственная грязь не вызывает такой брезгливости, как чужая. Не столько даже грязь, сколько запустенье и уродство.

Первое пугающее впечатление мелькнуло в Нью-Йорке в первый же день эмиграции, в день прибытия из Вены, точнее, в ночь прибытия. Нас вёз из аэропорта на своей машине питерский приятель – фотограф Лев Поляков. Не знаю, чем он руководствовался, выбирая маршрут, но первое, что я увидела при тусклом ночном освещении, – известную по литературе угрюмую эстакаду надземки и под ней пустые уродливые улицы с летящим вдоль них бумажным сором. Я сказала Полякову: "Лёвка, ты – фотограф! Как ты мог везти нас по таким уродливым местам?" Лёва обернулся и сказал удивлённо: "Да-а? А я так всё это люблю!" Как Америка меняет вкусы! Ведь Лёва жил на углу Невского и Литейного!

Подъезды к Детройту в 1980 году были самыми уродливыми из всех виденных мной подъездов к большим городам

Наутро я проснулась в другом Нью-Йорке как Белоснежка в голливудском мультике после страшной ночи в лесу. Город, правда, не был ни живописен, ни спокоен, но он был по-своему красив, не по-человечески высок и напряжённо деятелен. На его улицах ты, казалось, слышал, как невидимые часы отбивают твое время: торопись, торопись, беги, живи... Нервный город.

Зато мичиганский городок Энн Арбор, в котором мы поселились, был совершенно по моему вкусу: уютный, деятельный, но не суетливый, с огромным университетом (построенным в начале XX века и притворявшимся средневековым), с цивилизованными, сдержанно приветливыми жителями. Американская университетская провинция была очаровательной. Но иногда, по привычке, меня ещё тянуло в большой город. Ближайшим был Детройт – столица американского автомобилестроения (то есть в 1980 году – уже бывшая столица). Лет за 20 до этого машиностроение ушло из Детройта на юг страны, в Канаду и в страны так называемого третьего мира – туда, где можно купить труд по дешёвке.

В 1980 году в нашей семье водил машину только мой муж – Игорь Ефимов, и мне никак не удавалось соблазнить его на бесцельное путешествие в малоизвестный город. Даже детройтская картинная галерея, про которую сказал кто-то из знакомых, не казалась достаточным поводом – что уж такого может быть в провинциальном музее? Галерея даже не называлась музеем, а подозрительно – Институтом искусств (Detroit Institute of Art). Наконец Игорь – заядлый бриджист – нашел и для себя цель путешествия – его пригласили на турнир по бриджу в пригороде Детройта. Мы изучили карту. Решено было так: он завозит меня в Детройт – в торговый молл-гигант Renaissance Center, мы находим там удобное место встречи, я иду пешком по улице Вудворд-авеню в музей (по карте мы определили, что всё это близко), а он едет искать Бридж-клуб. Перед самым отъездом Фрэд Моди – наш сотрудник по издательству "Ардис", сдержанный и молчаливый человек – осторожно предупредил нас: "Детройт сейчас в упадке". Ну, в упадке так в упадке.

Подъезды к Детройту в 1980 году были самыми уродливыми из всех виденных мной подъездов к большим городам (позже я поняла, что Джерси Сити мог с ним поспорить). Ну, склады и пакгаузы – само собой, но особенно были уродливы автомобильные кладбища и какие-то заброшенного вида гигантские стоянки. Их огораживали проволочные сетки, облепленные прибитым ветром бумажным сором – как в фильме Вайды "Пепел и Алмаз", а поверху эти сетки были ещё обтянуты мотками колючей проволоки. Над дорогой (или улицей), по которой мы въезжали в город, не было видно неба из-за путаницы электропроводов и кабелей, которые все шли поверху и прикреплялись к старого вида, иногда опасно покосившимся, столбам. Всё это удручающе напомнило мне войну – Вторую мировую.

Мы с тяжёлым чувством ехали по этой улице, как вдруг, словно из-под земли (точнее – из-под куч автомобильного лома), выросла сверкающая металлом и стеклом розетка из четырёх высотных башен. Они окружали пятую, центральную, – вдвое выше остальных. Это и был символ возрождения – "Ренессансный центр", выстроенный за три года до нашего туда приезда – в 1977-м. Внутри мы попали в необъятный торговый молл, ещё не до конца заполненный магазинами и ресторанами, со многими пустыми помещениями, и потому выглядевший недоделанным и заброшенным. Мы выбрали легко запоминающееся место (пустой коридор между двумя модными магазинами), где договорились встретиться через четыре часа. Я еще раз посмотрела карту города, и мы разошлись: Игорь – к машине, а я – в задрипанный скверик на круглой площади, от которой отходила, судя по карте, улица Вудворд-авеню. Я вышла на эту авеню и остановилась как вкопанная.

Это было так похоже на Ленинград 1944 года, что у меня вырвался стон

Только в этот момент я поняла, что значило сдержанное выражение нашего Фрэда – "Детройт сейчас в упадке". Передо мной уходила вдаль широкая улица, по которой густым потоком неслись автомобили. Но по обеим сторонам этой улицы стояли не здания, а пустые остовы зданий – многоэтажных, в прошлом очевидно красивых, а сейчас выгоревших изнутри, с выбитыми окнами и обвалившимися крышами – как после бомбардировки. Это было так похоже на Ленинград 1944 года, что у меня вырвался стон. Услышать его было некому. Если не считать безостановочно летящих машин, улица была безжизненна. Сколько хватал глаз, на ее тротуарах, кое-где поросших по щелям травой, не было видно ни души. Я встала перед выбором: идти в город, по-военному разрушенный в мирное время, или торчать четыре часа в унылом "Центре возрождения" (особенно унылом, если тебе там нечего потратить). Я выбрала город.

Я решила, что если я пойду быстрым шагом, то, наверное, скоро миную эту, так загадочно выгоревшую, часть улицы. Торопливо идя вдоль разбитых домов, я вскоре заметила, что их подвальные этажи кое-где целы и даже обитаемы. Из подвальных дверей изредка выкарабкивались мне навстречу призраки разной расовой принадлежности, осоловело оглядывали меня и брели куда-то, словно наугад. Сначала я шарахалась от них, но потом поняла, что они смотрят не на меня, а сквозь меня. Правда, один раз прямо передо мной вылез молодой чернокожий подвальный обитатель, улыбаясь и пошатываясь, подошёл ко мне, одним пальцем легонько потрогал меня за плечо и с подчёркнутой галантностью пропустил вперед. При этом его так шатнуло, что он чуть не улетел обратно в подвал.

Вудворт авеню в 1970-е

Пройдя, по моим прикидкам, больше километра, я устала и сбавила шаг. Разруха всё не кончалась, нормальных прохожих всё не появлялось, с проезжей части всё так же доносился ровный гул машин, которые неслись по Вудворд-авеню с шоссейной, а не с уличной скоростью. В какой-то момент у меня появился соблазн посигналить и напроситься в пассажиры. Но машины шли мне навстречу, и потом, они так неслись, что казалось, будто водители боялись даже замедлиться, не то что остановиться в этом месте. А если бы кто-то и остановился, то, услышав мой зачаточный английский, захлопнул бы, наверное, дверцу и в ужасе помчался дальше.

Мне стало казаться, что я так и буду весь день идти по этой изничтоженной улице. А потом ведь назад... И тут я увидела отходящий вправо переулок, в котором теплилась жизнь. Там стояли домики – бедные, но целые, не разрушенные. Некоторые были явно заброшены – лужайки заросли сорняками. Другие имели жилой вид. Переулок был пуст. Вдруг, на мое счастье, из одного домика вышла худенькая чернокожая старушка и двинулась в моем направлении, медленно переступая с помощью ходунка. Я бросилась к ней навстречу и, как могла, с помощью жестов, спросила, есть ли на Вудворд-авеню музей. Старушка смотрела, явно не понимая. Тогда я сказала: "Институт искусств?" Тут старушка приветливо закивала и показала рукой, что я шла в правильном направлении. "Далеко?" Старушка отрицательно покачала головой и сказала: "Одна миля". Когда я уже уходила, сердечно поблагодарив мою спасительницу, она вдруг спросила, очень чётко:

– А где ваша машина?

Я ответила, что у меня нет машины. Старушка внимательно посмотрела на меня и сказала тоном, каким провожают в последний путь: "Have a nice walk".

Детройт стал в 1970-х символом неудачи, а был, ещё в 1950-х, символом Америки, кузницей успеха

Пройдя без особых приключений последнюю милю по кинематографической разрухе, я увидела перед собой мираж. Заросший сорной травой щелястый тротуар упёрся в ухоженную, ярко-зелёную лужайку перед беломраморным дворцом в неоклассическом стиле. На лужайке сидел лицом ко мне Мыслитель Родена.

Детройт – город-символ. Стал (в 1970-х годах) – символом неудачи, а был (ещё в 1950-х) – символом Америки, кузницей успеха. Его называли "арсеналом демократии", потому что во время Второй мировой войны там изготавливался весь военный транспорт. Да уже с конца 1920-х годов слово Детройт было наполнено смыслом, понятным каждому американцу. Он был городом Фордов и Доджей, центром автомобилестроения и центром холодильной промышленности. Журналист ЛеДафф, автор книги "Детройт. Вскрытие" писал об этом городе:

"Он был родиной массового производства, первым городом массового внедрения кредита. Он был городом высокооплачиваемых рабочих, городом, где складывались отношения между промышленниками и профсоюзами. Он был самым богатым городом Америки. В нём создавалось то, что назвали американским образом жизни".

Причин падения Детройта много, они путаные, а их интерпретация часто зависит от политических и социальных мнений интерпретатора. Например, по поводу перемещения автомобилестроения на юг и за границу есть, по меньшей мере, два мнения: первое – что профсоюзные боссы Детройта требовали от промышленников выполнения невыполнимых условий и те нашли боссов посговорчивей – в Джорджии и Канаде (то есть виноваты профсоюзы). Второе мнение – что руководители автомобильных компаний не сумели угнаться за японцами и немцами и были побеждены в конкурентной борьбе (то есть виноваты капиталисты). Были и другие причины – расовые, но о них – позже.

Детройтский "Институт искусств", которым увенчалась гротескная Вудворд-авеню, оказался не просто музеем, но музеем шедевров. К сожалению, меня тревожила перспектива возвращения по выгоревшей улице, я торопилась и потому осмотрела только залы старых европейских мастеров. И чьи же картины там висели? Беллини, Кранах Старший, завораживающий портрет мужчины в красном тюрбане Ван Эйка, Рубенс, Дюрер, "Свадебные танцы" Брейгеля Старшего, Рембрандт, Веласкес, Терборх... Словом, как говорят американцы, "You name it, you have it". Собрание детройтского "Института искусств" составилось когда-то из больших частных коллекций и дорогих подношений семейств Доджей и Фордов. За историю галереи (начавшуюся в 1927 году) её финансовая ситуация взлетала и рушилась вместе с финансовой ситуацией города. Однажды она даже была на грани распродажи... Но тогда, в 1980 году, я ещё ничего этого не знала.

Институт искусств в Детройте

Ошеломительное впечатление от "провинциального" музея помогло мне бодро преодолеть тернистый путь назад по Вудворд-авеню, и за 15 минут до назначенного срока я снова была в задрипанном садике на круглой площади перед Ренессансным центром. Я присела на скамейку передохнуть и огляделась. Деревца круглого сквера были так покрыты пылью, что производили впечатление искусственных. Окаймляли садик огрызки кустов неопределимого сорта. Но скамеек было много, и почти на каждой кто-нибудь сидел – одни только мужчины, не сильно отличавшиеся от подвальных обитателей Вудворд-авеню. Сверкавший за спиной Ренессансный центр теперь показался мне ещё более неуместным.

Я отдохнула и собралась идти в молл на место встречи с Игорем, как вдруг, со стороны Вудворд-авеню раздался истерический вой полицейских машин, и сразу три из них выскочили из общего потока и стали окружать садик. Дальше всё произошло быстро: одни обитатели садика бросились наутёк, другие молниеносно нырнули в узкие щели между скамейками и кустами. Я одна осталась сидеть, примёрзнув к своей скамейке. Через секунду, еще на ходу, из машин выскочили человек шесть полицейских и, громко хрипя своими воки-токи, грузно побежали через садик. Я подумала, что если полицейские и меня заметут, мне плохо придётся – у меня с собой нет никаких документов – в начале моей жизни в Америке я всегда оставляла их дома из страха потерять. Но полицейские не обратили на меня ни малейшего внимания. Они вытащили из кустов одних, догнали других, всех распихали по машинам и умчались. Я решила, что на сегодня с меня хватит приключений, и заспешила в Ренессансный центр. Но оказалось – не мне решать.

Я решила, что на сегодня с меня хватит приключений. Но оказалось – не мне решать

Игоря на месте встречи не было, хотя он вообще человек точный. Не было его и через пятнадцать минут, и через двадцать, и через полчаса. Страшно нервничая, я маялась в пустом, глухом коридоре. Дома мы оставили шестилетнюю Наташу и 90-летнюю бабушку – под присмотром друг друга. Такси я взять не могла – все деньги были у Игоря. Когда прошёл час после назначенного времени, я, воображая все возможные ужасы, решила позвонить в Энн Арбор нашим работодателям и друзьям Профферам и попросить помощи. Мобильных телефонов ещё не было в помине, и я нашла телефон-автомат. Набрав с трудом нужное количество 25-центовиков, я сняла трубку, услышала голос оператора и кое-как объяснила, что мне нужно позвонить по такому-то номеру в Энн Арбор. Оператор – молодой мужчина – начал объяснять, что я должна сделать, но я не могла понять его объяснения. Загвоздка была в том, что я ещё не знала английского слова to dial– набирать номер. После пяти минут бесполезных переговоров, окончательно отчаявшись, я услышала знакомое слово receiver– телефонная трубка, и в идиотической надежде спросила: "Я должна повесить трубку?", и оператор сказал устало: "Мэм, это лучшее, что вы можете сделать". Я поняла, что пора идти в полицию, но откладывала этот поход сперва на 15 минут, потом еще на 10... Через полтора часа после назначенного срока Игорь, которого задержала дорожная пробка, появился наконец, взмыленный, в конце коридора. Сначала я приняла его за мираж – второй в этот день.

Грэйшит – место, где жители даже не тратят времени на вызов полиции, а полиция в качестве ответной любезности не тратит времени на то, чтобы туда приезжать

Вечером по телефону я описала Эллендее Проффер свои детройтские приключения. На следующее утро в издательстве насмешник Карл сказал:

Сегодняшнюю местную газету никто не читал? Там на первой странице сообщение: "Вчера в Детройте видели белую женщину, которая шла пешком по Вудворд-авеню".

Я не могла взять в толк, почему огромная, богатая страна смиряется с тем, что в самом ее сердце 20 лет стоит в разрухе большой, некогда славный город. Почему его не восстанавливают, не спасают?! Никто из окружающих не мог этого объяснить, твердили только, что в Америке всегда что-то расцветает, а что-то приходит в упадок. Правильно, но не до такой же степени!.. Мне хотелось узнать побольше об этом ужасном феномене, но эмигрантская жизнь потащила меня вперёд, и мне стало не до Детройта.

Прошло много лет – двадцать пять. В 2005 году, работая в редакции Радио Свобода, я по долгу службы прочитывала и проглядывала много американских газет. И однажды увидела заметку, автор которой с горечью описывал точно такой Детройт, который я видела в 1980 году. Я даже подумала, что по ошибке схватила старую газету. Но нет, газета была сегодняшней, 2005 года. Получалось, что Детройт находится в разрухе уже 40 лет!

Как раз летом 2005 года мы поехали в отпуск в Германию. Поводом было приглашение, полученное Игорем от профессора-слависта – на этот раз Страсбургского университета. Профессор преподавал во Франции – в одном шаге от границы с Германией, а жил в Германии – в одном шаге от границы с Францией, в городе Штутгарте. Там он и снял нам квартиру в центре города.

Штутгарт – это немецкий Детройт, вернее наоборот, конечно: Детройт – это американский Штутгарт – старинный город, который появился на свет в 10-м веке. (Хотя, между прочим, Детройт тоже не мальчик, он чуть постарше Петербурга – в 2001 году ему исполнилось 300 лет). Оба города – Детройт и Штутгарт – стали центрами автомобилестроения в своих странах. Только Штутгарт начал лет на 30 раньше Детройта, с маленьких мастерских Карла Бенца и Готтлиба Даймлера. Поэтому Штутгарт называют "колыбелью автомобиля". В 1920-е годы он уже был "столицей" автомобилестроения, там размещались заводы "Даймлер-Бенц" и "Порше". В 1938 году там был собран первый фольксваген (в переводе с немецкого – "народный автомобиль"). Фольксваген – крестник Адольфа Гитлера (это была его идея – создать компактную и дешёвую машину вроде американского форда).

Фольксваген – крестник Адольфа Гитлера

В 1939 году роскошный отель "Зильбер" в Штутгарте заняло гестапо, и прямо там пытали и убивали "политических". Потом сожгли синагогу. Всё мужское еврейское население города было отправлено в Дахау, где из тысячи человек выжили 18. Автозаводы города, естественно, начали работать на армию.

Союзная авиация бомбила Штутгарт с начала войны, но сперва довольно безуспешно – в городе была организована мощная зенитная оборона. Кроме того, во время налётов специальные устройства создавали над Штутгартом густой искусственный туман, так что видимость у пилотов была нулевая. Плюс Люфтваффе. Англичане и американцы потеряли там несколько сотен самолётов. Но в 1943 году, с началом полномасштабного наступления Красной армии, бОльшая часть штутгартского гарнизона была отправлена на Восточный фронт. После этого начались массированные налёты союзной авиации. Самая мощная бомбардировка была 24 сентября 1944 года – 184 тысячи бомб, 75 из них – мегабомбы. Они вызвали эффект Дрездена – firestorm – огненную бурю. Некоторые жилые кварталы были спасены холмами, на которых (и между которыми) живописно раскинулся Штутгарт. Но центр был практически снесён с лица земли. В общем, за войну полгорода было разрушено и половина населения погибла.

В апреле 45-го Штутгарт был взят американцами и французами. По настоянию Де Голля в городе расположились французские гарнизоны. Французы были оккупантами не жестокими и не мстительными, но в городе (если верить американской Wikipedia) было зарегистрировано 1400 случаев изнасилования (это только зарегистрировано).

В 1946-м, при содействии плана Маршалла начался Wirtschaftwunder – немецкое экономическое чудо – стремительное восстановление Германии, в том числе и Штутгарта с его автозаводами.

Какой Штутгарт увидели мы весной 2005 года? Да уж не такой, как Детройт

Какой Штутгарт увидели мы весной 2005 года? Да уж не такой, как Детройт. Первый послевоенный бургомистр города, несмотря на протесты старожилов, снёс все руины и выстроил центр Штутгарта заново. Восстановлены по старым чертежам только несколько зданий, в том числе Новый королевский дворец на площади Шлоссплатц. Город получился просторным, с большими садами, фонтанами и с занятной смесью новостроя со средневековьем. Только на лужайке перед восстановленным Новым королевским дворцом оставлен кусок разбомблённой стены, обнесенный красивой оградой – как напоминание.

В 2005 году в Штутгарте размещались штаб-квартиры нескольких немецких авто-концернов и роскошный автомобильный музей Порше. На Кёнигштрассе – центральном променаде города – толпы туристов кочевали по магазинам самых модных европейских и американских фирм. Туристов приезжало неожиданно много – не столько, по-моему, ради самого города, сколько оттого, что Штутгарт находится часах в полутора езды от разных знаменитых мест: Шварцвальда, Баден-Бадена, университетского Гейдельберга, не тронутого войной и оставшегося почти таким, как при Гёте.

Как-то вечером, нагулявшись по Штутгарту, мы зашли посидеть в открытую пивную – Биргартен. Народу было полно, много молодёжи, все сидели компаниями за длинными столами, расставленными между деревьями городского сквера. Вдали сиял подсветкой Королевский дворец, доносилась музыка, вокруг раздавалась громкая немецкая речь... И я вспомнила детройтскую Вудворд-авеню – с горькой обидой. Послушайте, на чьей стороне была победа-то во Второй мировой?!..

Через два года, зимой 2007-го журналист Чарли ЛеДафф – многолетний корреспондент газеты "Нью-Йорк таймс" и уроженец Детройта – неожиданно уволился из самого престижного печатного органа страны, вернулся в свой родной город и устроился на работу в зачуханную газету "Детройт Ньюс". Нестандартный поступок нестандартного человека. Сам о себе ЛеДафф так написал:

"Я вырос в Детройте, но уехал оттуда 20 лет назад – в поисках любой работы за исключением двух смертоносных: работы на химических заводах и работы в винных магазинах. Я объездил Азию, Европу и даже по краю Арктику, поработал кровельщиком, упаковщиком на консервных заводах, подсобником и, наконец, выбрал себе самую естественную профессию для человека, не обладающего никакими талантами. Журналистику".

Заметно преуспев на этом бесталанном поприще и даже получив Пулитцеровскую премию, Чарли ЛеДафф возвращается в Детройт, собирает материал и пишет книгу "Детройт. Вскрытие". Вот характерная сцена из этой книги:

Всегда вставай так, чтобы колонка была за спиной, а глаза оглядывали горизонт

"Я подъехал к заправочной станции на улице Грэйшит. Это была первая ошибка. Грэйшит – место, где жители даже не тратят времени на вызов полиции, а полиция в качестве ответной любезности не тратит времени на то, чтобы туда приезжать. Название этой улицы произносят так, чтобы отчетливо слышался ее истинный смысл – Грэй-шит (Серое говно). Эта улица – главная транспортная артерия между центром Детройта и восточными пригородами – шестиполосная. Но сейчас на ней – ни одной машины, ни одного автобуса, только облака пара из канализационных люков. Я заплатил 10 долларов арабу, сидевшему за пуленепробиваемым стеклом, и стал накачивать в машину бензин. Парень появился из серости улицы Грэй-шит. Я заметил его, только когда он оказался перед моим передним бампером. Вторая ошибка. Всегда вставай так, чтобы колонка была за спиной, а глаза оглядывали горизонт. "Закурить не найдется, my man?" – спросил парень дружелюбно. Я дал ему сигарету. Он заложил ее за ухо и спросил, нет ли у меня лишней мелочи, уже не так дружелюбно. Я ответил, что истратил последние на бензин. "Гони деньги, сволочь!" – это уже скомандовал второй парень, незаметно материализовавшийся у заднего бампера. Я сказал: "Сейчас посмотрю – может, осталось в бардачке".

В бардачке лежал девятимиллиметровый пистолет, который почти насильно всучил мне один опытный коллега. Ещё утром я над ним потешался: "Пистолет у журналиста?! Даже военные корреспонденты не таскают при себе пистолеты!". На что мой коллега сказал: "А ты много видел военных корреспондентов, которые бывали в Детройте?" Как только я достал пистолет, оба парня отступили обратно в серый туман. Араб, смерив взглядом мои галстук и жилет, сказал из-за своего пуленепробиваемого стекла: "Не хочу показаться любопытным, но какого хрена белый парнишка вроде тебя заправляется бензином на улице вроде Грэй-шит?"

Детройт всегда был городом индустриальным, расово перемешанным и набитым иммигрантами – ирландскими и немецкими рабочими. Уже с середины 19-го века это был чёрно-белый рабочий город. И за его историю там произошли три мощные вспышки сперва явного расизма, а потом, я бы сказала, взаимной нетерпимости. Степень ярости шла по нарастающей. Все три раза город горел. На его городском гербе – пророческая надпись: "Мы надеемся на лучшее будущее. Оно восстанет из пепла".

Обложка журнала "Тайм", посвященного детройтским беспорядкам. 4 августа 1967.

Первая вспышка расизма в Детройте кажется особенно нелепой, потому что произошла 6 марта 1863 года – в разгар Гражданской войны за отмену рабства и за права чернокожих американцев (афроамериканцев, как теперь принято говорить). Тремя днями раньше в городе был объявлен обязательный военный призыв (в армию Севера) для всех белых мужчин: семейных – в возрасте до 35 лет, холостых – до 45. Очевидно, не все белые рвались в армию. Иммигранты – меньше всех. А тут еще такая деталь – мужчины-афроамериканцы призыву не подлежали. На них и вылилась ярость, спровоцированная "дежурным" слухом об изнасиловании белой девушки черным мужчиной (в реальности им оказался латиноамериканец с индейскими кровями). Во время беспорядков были убиты два человека – один чёрный и один белый. Десятки чёрных мужчин были избиты, и сожжено 35 домов в чёрных районах.

Вторая вспышка – через 80 лет. Но тоже во время войны – Второй мировой. С началом войны в Детройт – город, начавший работать на армию, – хлынули безработные со всей страны. За два года население Детройта выросло на 250 тысяч! В городе шла яростная борьба за рабочие места и дешёвое жильё. Ситуация становилась настолько нервной, что в журнале "Лайф" появилась заметка: "...В Детройте слишком многие рабочие в отчаянной ситуации. Они разделены на национальные и расовые группы, которые воюют друг против друга с бОльшей энергией, чем против Гитлера. Детройт – бомба, которая способна взорвать или Гитлера, или Соединённые Штаты".

Детройт – бомба, которая способна взорвать или Гитлера, или Соединённые Штаты

Взрыв произошел 20 июня 1943 года и начался с потасовки двух подростковых банд (черной и белой) на мосту через реку Детройт. Взрослых спровоцировали, как всегда, слухи: белых – дежурный слух об изнасиловании, чёрных – слух о том, что белые подростки сбросили с моста чёрную женщину с ребёнком. Оба слуха – ложные. Драки, поджоги и убийства продолжались три дня и были остановлены только прибытием военных подразделений. Убито 34 человека (25 чёрных и 9 белых), ранено 675. Один след этого события остался в городе надолго – памятная доска белому врачу, который пошел по срочному вызову в чёрный район, хотя полицейские предупредили его об опасности. Его забили до смерти. Звали доктора Джозеф де Хоратис. Доска поставлена на углу той самой Грэйшит-стрит, на которой через 60 лет заправлялся бензином под защитой пистолета журналист Чарли ЛеДафф.

Оба описанных бунта были прелюдией к третьему, катастрофическому, произошедшему 23 июля 1967 года и до некоторой степени определившему судьбу города. Его называют Бунтом 12-й улицы. Опять, заметим, был разгар войны Вьетнамской. Но на этот раз расовое напряжение в городе объяснялось не столько даже войной и экономикой, сколько недовольством афроамериканцев своим социальным статусом, сегрегацией, отверженностью. Известный американский философ и экономист – афроамериканец Томас Соуэл – писал о катастрофе 1967 года: "Накануне бунта чёрное население Детройта по числу домовладельцев было на первом месте в Америке. А уровень безработицы среди них (3,4 процента) был самым низким по стране". В американской Wikipedia приводятся такие сведения: "Взгляды на бунт 1967 года весьма различны у белых и у чёрных комментаторов, но все они упоминают, что в городе был силён "чёрный национализм". Позже споры сводились к тому, кто больше разжигал расовое разъединение: белые или чёрные". (Добавлю, что по этому поводу мнения и до сих пор расходятся).

В ночь на 23 июля 1967 года в Детройте полиция устроила облаву на нелегальный ночной бар "Слепая свинья"

В ночь на 23 июля 1967 года в Детройте полиция устроила облаву на нелегальный ночной бар "Слепая свинья", на 12-й улице. В ту ночь там шло гулянье по случаю возвращения из Вьетнама двух солдат-афроамериканцев. Полицейские – их было четверо – объявили, что всех задерживают, и вызвали патрульные машины. Но те не успели доехать. Интересно, что несмотря на начавшийся хаос, зафиксировано имя первого подначника – разбившего бутылку о голову полицейского. Это был сын менеджера бара с именем, как у английского лорда, – William Walter Scott III.

Толпа начала наступление, полиция бежала. Затем последовали грабежи и поджоги магазинов. По воспоминаниям очевидцев, настроение в толпе было карнавальным, тем не менее, пожарникам не давали тушить пожары. 134 пожарных были ранены, двое убиты. Бунт перекинулся на соседние районы. Роковую роль сыграли снайперы – не только потому, что меткими выстрелами "снимали" полицейских и прибывших национальных гвардейцев, но и потому, что вызывали ответный огонь – не такой прицельный. Толпа вооружалась: за пять дней бунта было украдено 2,5 тысячи ружей и 40 пистолетов. В бунте, мятеже, восстании (не знаю, как точнее назвать) активно участвовало не менее 10 000 человек, а пассивно – не менее 100 000. В Детройт были введены пехотные войска и танки.

Трагическими результатами бунта были: 43 убитых, 1189 раненых и 2 тысячи(!) сожжённых домов. Что же касается результатов политических и моральных, то вот что писал тогдашний детройтский чиновник Мэл Равитц:

Трагическими результатами бунта были: 43 убитых, 1189 раненых и 2 тысячи(!) сожжённых домов

"Бунт вселил страх в белых и воинственный дух в чёрных. И у тех, и у других прибавилось экстремистов. Для чёрных бунт в некотором смысле был победным: их сообщество получило больше внимания, в их бизнесы хлынули городские и штатные деньги".

Но эта победа (если ее действительно таковой считали) оказалась пагубной для города в целом, потому что напуганные белые жители начали тысячами уезжать из Детройта – в основном в пригороды. И не только белые, но и афроамериканцы среднего класса. Через 5 лет после бунта экономист Томас Соуэл писал:

"Бунт вспыхнул не от отчаяния. Бунт привёл к отчаянию. Сейчас в Детройте осталась половина населения. И та половина, которая бежала, была самой продуктивной его частью".

Детройт – как с размахом сгорел, так с размахом и восстал из пепла

Непредвиденное и стремительное исчезновение из города белых жителей получило название White flight белый побег. В 1968 году из города уехало 80 тысяч белых, в 69-м еще 46 тысяч. Первый детройтский мэр-афроамериканец Колеман Янг, понимавший пагубные последствия бунта и исхода белых, тем не менее, сам приложил руку к этому исходу. В книге "Детройт. Вскрытие" Чарли ЛеДафф пишет: "При вступлении в должность в 1972 году мэр Янг произнёс такую речь, после которой из города убежали последние белые". Итак, в пригороды переехало большинство крупных и средних бизнесов с их рабочими местами и, главное, туда перенаправились налоги. Из белых жителей в городе остались только самые малоимущие. Детройт начал беднеть.

И всё же трудно объяснить полное обнищание города только бегством белых. Какие ещё факторы сыграли разрушительную роль? Что превратило Детройт в город, описанный Чарли ЛеДаффом в его книге. Цитирую:

"Детройт – полумёртвый, опасный город заброшенных фабрик, оставленных домов и забытых людей; музей высотных зданий-призраков. Есть одно, на берегу, через пустые проёмы его огромных окон в ясную погоду видна Канада. Пустыри достигли размеров Манхэттена. Город, который был самым богатым, стал самым бедным. Дети приносят с собой в школу туалетную бумагу. Учителя – без авторучек. Полицейские – без машин. В среднем по стране американцы ждут полицию 11 минут, в Детройте – час. Половина уличных фонарей не горит. Часть пожарных депо закрыта. Из тех, что остались, администрация вывезла и продала медные шесты, по которым пожарники слетали по тревоге. Да и многие сигналы тревоги не работают. У пожарных рваные сапоги и оплавленные шлемы. Между тем, город горит часто, особенно зимой – когда банды подростков поджигают пустые дома, чтобы согреться или развлечься. Пожар – дешевле билета в кино. Да и кинотеатров почти нет. Детройт умирает. Умирает индустриальное сердце Америки у всех на глазах".

Детройт. Городской пейзаж, 2019.

Книга Чарли ЛеДаффа, которую не назовешь иначе, как душераздирающей, вышла в 2013 году. Не знаю, она ли сыграла роль последней капли, но только в том же 2013 году на первых страницах газет появились огромные заголовки "Город Детройт объявил банкротство". Только тогда все головы повернулись в ту сторону. Только тогда стали во всеуслышание разбирать причины. Только тогда я получила наконец убедительный повод сделать радиопередачу о Детройте. И вот какую "хронику событий" восстановил для меня профессор Стэнфорда, в прошлом экономический советник губернатора Калифорнии, Дэвид Крэйн:

"В 1958 году автомобилестроение ушло из Детройта. Половина рабочих оказалась на улице. Но богатый город со щедрым мэром обеспечил безработных бесплатными медициной, бензином, квартплатой плюс еженедельно по 10 долларов на еду для взрослого, по 5 – на ребёнка. Слух о таких молочных реках и кисельных берегах разлетелся по стране. Безработные – поляки и ирландцы из больших городов, афроамериканцы из Миссисипи – забили все товарняки, идущие к Детройту. (Если бы не они, сейчас население города было бы еще меньше. Оно и так упало с 2 миллионов до 700 тысяч). Щедрых администраторов с триумфом переизбирали, поэтому многие последующие мэры продолжали ту же политику. Они обещали пенсии, медицинские страховки, и, чтобы выполнить свои обещания, тратили на это все городские доходы. На поддержание городского хозяйства ничего не оставалось. Город стал одалживать деньги у банков, проценты росли... Понимаете, в подобных критических ситуациях дело почти всегда упирается в качество руководства. Такие политики, как в Детройте, не обязательно, как говорится, "плохие парни", но они или близорукие, или безответственные администраторы. Они увидели, как легко стать популярными, давая обещания, за которые будут расплачиваться другие – те, кто придёт после них".

Среди портретов детройтских политиков, набросанных Чарли ЛеДаффом в книге "Детройт. Вскрытие", – череда салтыково-щедринских персонажей. Один из самых запоминающихся – циничный, умный и опасный советник предпоследнего мэра – по имени Монго. Он говорил журналисту: "Белые взяли пригороды и всё остальное. Черные взяли город, но они в конфликте с самими собой. Профит достаётся тому, кто всё это понимает".

В окрестностях Детройта.

Мэр Куамэ Килпатрик, управлявший Детройтом с 2002-го по 2008-й, в конце своего срока уже находился под судом за уголовные преступления, включая рэкет. Об этом мэре ЛеДафф пишет в своей книге, "Мэр и его жена разъезжали по самому бедному городу в двух самых дорогих автомобилях".

Одна из красочных фигур в гибнущем Детройте – проповедник по прозвищу "Мессия в норковом манто". Он вещал по местному телевидению с позолоченного трона и с бриллиантовой серьгой в левом ухе, которым он слышал Бога. Обещал, что в 2000 году все станут бессмертными, и публично требовал от женщин внешней привлекательности. Его популярность увяла после того, как он был уличён в попытке гомосексуальной связи с полицейским. Умер, не дожив до проверки своих предсказаний.

В администрации Детройта попадались и мошенники, и воры, и даже одна хулиганка – советник мэра Моника Конъерс, – тоже в конце концов попавшая под суд и приговорённая к тюремному заключению. Детройт стал ещё и столицей административных скандалов.

Профессору-экономисту Крейну в 2013 году я задала наконец мучивший меня вопрос: как могла огромная богатая страна безучастно смотреть на разорение целого города с семисоттысячным населением? И Крэйн ответил:

"Совсем не безучастно. Только не забывайте, что у нас самоуправление штатов. Если один штат безо всяких наводнений, ураганов и землетрясений погружается в бедность – как Мичиган с Детройтом в начале 70-х, – то штат Нью-Йорк не будет считать это своей проблемой. А если бы федеральное правительство отпустило средства Детройту, оно бы отняло их у других. Это как оказывать помощь только тем сыновьям, которые растратились или проигрались".

Набережная в Детройте. Вид на Канаду.

Я возразила, что в Детройте была особая ситуация, из него ушла целая огромная промышленная отрасль. Крейн напомнил, что в такой же ситуации оказались многие города – например, Питтсбург в штате Пенсильвания, который лишился сталелитейной промышленности. И тут я вспомнила свою поездку в Питтсбург – тоже через 20 лет после тамошней промышленной катастрофы. Об этом – коротенькое отступление.

В Питтсбург мы поехали, чтобы навестить знакомую, которой в тамошней университетской больнице успешно сделали пересадку печени. После операции она с семьёй переехала жить в Питтсбург, чтобы быть под наблюдением своего спасителя – хирурга, который её оперировал.

Питтсбург – один из самых красиво расположенных городов Америки. Cтоит на слиянии трёх рек (Огайо, Аллегени и Мононгахила), чьи названия приводят на память поэмы Лонгфелло и романы Фенимора Купера. Даунтаун высится между двумя реками на мысу, который называется Золотой треугольник. Если смотреть на него с противоположных холмов на закате, зрелище абсолютно завораживающее – американский вариант картины "Над вечным покоем". Сам город уютно карабкается по многим холмам разной высоты (от 200 до 400 метров над уровнем моря), поэтому в городе – 712 уличных лестниц. Их официальное название – Steps of Pittsburg – Питтсбургские ступени. Кто-то сказал, что в питтсбургском горсовете есть даже Департамент лестниц. Оказалось – преувеличение, но должность инспектора лестниц действительно есть.

Здание Ренессансного центра в Детройте. Интерьер.

Питтсбург вдвое меньше Детройта, поэтому управлять им, наверное, проще. Тем не менее, когда закрылись сталелитейные заводы, город попал в ту же западню. Однако администрация Питтсбурга оказалась поразительно предусмотрительной – она заранее готовилась к неминуемой деиндустриализации города. Опустевшие здания были немедленно проданы – по доллару за дюжину, но так, что новые владельцы заняли их жизнеспособными бизнесами и по крайней мере не давали разрушаться. Решением городского управления налоги людей, живших в пригородах Питтсбурга, но работавших в городе, разумно поделили между местом жительства и местом работы. Правда, этих мер было недостаточно. Потеряв одну специализацию, город должен был создать другую, способную возместить финансовые потери. Относительно успешными предприятиями в городе (кроме рухнувшей сталелитейной промышленности) были только три университета, и особенно – медицинская школа одного из них, которая специализировалась на пересадке органов. Прозорливые отцы города сделали ставку именно на нее. Туда привлекли лучших специалистов, создав им завидные условия работы, и вскоре эта школа стала главным в стране центром по пересадке органов – знаменитым UPMC – University of Pittsburg Medical Center. Стараниями администрации Питтсбург и по виду, и по духу стал "университетским городом". Его красота, уют, плюс поддерживаемая городом дешевизна недвижимости вскоре приманили "высокие технологии". В разное время там размещались (и размещаются) штаб-квартиры Гугл, Эппл, Фейсбук, Убер, Амазон, Микрософт и АйБиЭм. В 2015 году Питтсбург уже стоял под номером 11 среди лучших для житья городов мира! Пример этого удивительного города стал источником вдохновения для оптимистов и уроком для пессимистов.

Но как же всё-таки спасали Детройт? В 2013 году этот процесс объяснил мне Ричард Флорида – профессор университета Торонто, специалист по урбанистической экономике:

"Да спасают, в общем, драконовскими методами. Над городом взяли опеку. Контроль над финансами поручен "менеджменту скорой помощи", который прежде всего остановил выплаты банкам. И поделом – банки еще в 2011 году давали городу взаймы – что было полным безумием. Сократили выплаты пенсий бывшим служащим городских учреждений, не обеспеченных фондами. У них останутся только государственные пенсии по старости. Этих людей жалко, но таковы процедуры банкротства – в первую очередь страдают кредиторы. Зато всем жителям уже стало легче в городе, потому что новый менеджмент пустил деньги в первую очередь на обеспечение безопасности населения: на освещение улиц, на пожарные депо, полицию, больницы, на ремонт дорог".

Здание Ренессансного центра в Детройте. Деталь интерьера.

Мой другой тогдашний собеседник, профессор Крэйн, вскоре после объявления банкротства сам съездил в Детройт, и вот его впечатления:

"Детройт начал выздоравливать еще до объявления банкротства. Там стали наконец раздавать желающим пустующие участки, поскольку в городе огромное количество свободной, дешевой (если не бесплатной) земли. На окраинах уже завели фермы. Появились теплицы, мелкие лавки, художественные мастерские. Бедные художники и вообще – бедная молодежь, как всегда, первыми заселяют и преображают разорённые места – благодаря их дешевизне. Ведь у нас, к счастью, финансовые проблемы городской администрации отделены от свободного развития экономики города. И сейчас именно в Детройте, где жизнь уже стала относительно безопасной, появились небывалые возможности!.. Будь я моложе, я бы сам рванул туда попробовать свои силы. Скоро Детройт станет одним из самых интересных и перспективных мест в стране. В таких местах взбадривается дух. И так интересно наблюдать этот типично американский процесс – приготовление лимонада из лимона".

Профессор Крейн был прав. Года полтора назад в Детройте побывал мой знакомый – русский европеец. Написал мне:

"Очень интересный город. Самое яркое впечатление от – не знаю точно назначения этого здания, этого домины – громадная гостиница? деловой небоскрёб? народный дом графини Паниной? (путешественник явно имеет в виду Ренессансный центр. – Прим. М.Е.). Его холл украшен – я в первую минуту хотел сказать художниками-филоновцами, оформлявшими "Калевалу". Присмотревшись, увидел, что это декор прямо из Гайяваты. Впечатлили фантазии современных Пиранези, когда ты десятки минут идешь торговыми холлами и "эспас" (как говорят французы), и все они так умело закручены и маняще заворачивают, но тебе нужно в другую сторону, и тебя почти сбивают с ног толпы орущих школьников, разодетых в розовых, зелёных и клетчатых поросят вперемежку с рыцарскими доспехами и пожарными касками. А дальше – автомобильный салон, рестораны, стеклянные лифты, бесшумно уносящие вдаль. Царство не хамского изобилия, а какого-то отчуждённого от тебя красочного безвкусия, беспечной жизни совсем, совсем без тебя. Но будем честными. Некоторые урбанистические прогалины с признаками неблагополучия имеются. Фантомное впечатление производит гигантское здание опустевшего вокзала. Но это – досадные лоскутные пятна".

Готовя этот очерк, я посмотрела короткий рекламный фильм про Вудворд-авеню 2020 года. На месте руин выстроены новые богатые здания (одно из них – Институт бизнеса, другое – Центр Колемана Янга), на месте пустырей разбиты скверы с фонтанами и интересными статуями. Институт искусств теперь не торчит как мираж, но вписывается в общий ансамбль улицы. Кое-где ещё идёт строительство – в основном, уютного вида жилых комплексов. На улице заметны дорогие магазины и кафе с оригинальными интерьерами, но главное – на ней заметны обычного городского вида прохожие и дети, играющие в скверах. Детройт – как с размахом сгорел, так с размахом и восстал из пепла. Разруха продолжалась лет сорок, возрождение уложилось в десять.

Мне бы хотелось, чтобы новую книгу о Детройте – о его возрождении – тоже написал журналист Чарли ЛеДафф, потому что вряд ли найдется другой писатель, который любил бы этот город так, как он.

Вокзал Детройта получил вторую жизнь

Несмотря на грядущее сокращение персонала и падение продаж, Ford полным ходом реставрирует свою покупку, — расположенный в историческом районе Корктаун Детройта (штат Мичиган) центральный вокзал, занимающий площадь 600 000 квадратных футов.

Ford begins its four-year renovation of Michigan Central Station in Detroit’s historic Corktown neighborhood.

Большому железнодорожному вокзалу 105 лет, и он с 1988 года был полностью заброшен. Когда Форд приобрёл его за 90 миллионов долларов в июне этого года, он заявил о планах восстановить железнодорожную станцию и несколько других исторических зданий Корктауна, создав новый инновационный кампус.

Недавно стартовал первый этап реконструкции здания, значительно повреждённого осадками, и его структура будет стабилизирована для будущих работ.

Комплекс станции был бесхозным в течение многих лет. Поэтому строители взялись для начала за внутренние работы и укрепление конструкций. Уже следующей весной, перемены станут более заметными. Идет не только реставрация, специалисты заняты проектными работами и планировкой городской экосистемы вокруг объекта.

Жестокие зимы Детройта десятилетиями разрушали вокзал. В результате замораживания-оттаивания воды, когда она то расширяется, то сжимается, заполняя трещины и отверстия в конструкции, здание получило значительные повреждения. Теперь воздействие осадков на здание остановлено и в данное время ведется просушка и укрепление несущих конструкций.

Строители накрыли некоторые помещения фанерой и брезентом. Для обеспечения циркуляции воздуха по всему зданию расставлены и работают вентиляторы.  Насосы размещённые в подвале, предотвращают дальнейшее затопление грунтовыми водами.

Строители не будут использовать быстрое тепло для просушки, поскольку это может непоправимо повредить некоторые элементы интерьера вокзала.

По оценкам специалистов, потребуется не менее шести месяцев, чтобы высушить ж\д станцию и подготовить ее помещения к ремонту.

Строительная команда Форда восстановит внешнюю кладку вокзала и заменит механизмы и электрическую систему на втором этапе. Поскольку некоторые работы по реставрации кладки могут выполняться только в хорошую погоду, ожидается, что на фасадные работы уйдёт не менее трёх лет.

Третьим и заключительным этапом станет полное восстановление интерьера. Для воссоздания пресс-форм, макетов и замены декоративных элементов, которые были потеряны или повреждены с течением времени, Ford планирует использовать 3D-печать.

Конечная цель состоит в том, чтобы превратить Центральный вокзал Мичигана в центральную часть кампуса площадью 1,2 миллиона квадратных футов, где Ford намерен вести переговоры с многочисленными партнерами, передвигаясь по зданию на электрических и автономных транспортных средствах, а также используя другие решения городской мобильности.

Ford планирует переместить в кампус Corktown 2500 своих сотрудников. И ожидается, что здесь же будут работать партнеры и поставщики известного бизнесмена.

Для многих местных жителей участие Форда в проекте по восстановлению бывшей ж\д станции даёт надежду. Центральный вокзал Мичигана стал символом упадка города. И он стал им из-за бездействия прежних владельцев, которые были больше заинтересованы в его продаже, чем восстановлении.

Форд не намерен закрывать исторический Вокзал для посещения. В Большом зале вокзала будут работать местные магазины и рестораны.

Кроме того, его компания работает с некоммерческим Институтом городского планирования Urban Land Institute , который координирует компанию Ford в возрождении района Корктаун.

Urban Land Institute также обеспечивает обратную связь с местными общественными организациями и жителями города Детройта.

реклама внизу статьи

Ford продолжает ремонт, несмотря на коронавирус

Железнодорожный вокзал Детройта: как выглядит конструкция здания Ford

В конце 2018 года архитекторы, нанятые для ремонта, проводят для СМИ прогулку и беседу по Центральному вокзалу Мичигана в рамках первого этапа проекта. строительство началось.

Эрик Силс, Detroit Free Press

Ford Motor Co. намерена сдержать свое обещание по восстановлению легендарного Центрального вокзала Мичигана, несмотря на пандемию, которая привела к миллиардным убыткам за последние шесть месяцев, подтвердила Free Press.

Знаковое здание в самом центре Корктауна, которое стало олицетворением отчаяния, так называемого «разоренного порно» и распада Детройта, по-прежнему остается «приоритетом» для Ford спустя два года после того, как компания отпраздновала покупку железнодорожного вокзала в Мичигане. Авеню, в 7 милях вниз по улице от всемирной штаб-квартиры в Дирборне.

«Мы были очень рады вернуться к работе на Центральном вокзале Мичигана в начале мая после семинедельного перерыва из-за запрета на домоседство», - сказала Кристина Твелфтри, пресс-секретарь Ford по проекту Корктаун.

«Несмотря на то, что вирус в некоторой степени повлиял на наш проект из-за доступности рабочей силы, материалов и логистики, в нашем общем плане развития не было никаких фундаментальных изменений», - сказала она. «Мы по-прежнему ожидаем завершения строительства железнодорожного вокзала в конце 2022 года».

Проект железнодорожной станции, по ее словам, «критически важен» для выполнения долгосрочного бизнес-плана компании и «ключевой» для Детройта, а также для «сохранения Мичигана лидером в области мобильности, исследований, испытаний и инноваций.«

Компания по-прежнему заботится о стоимости.

« Мы всегда думаем о том, как мы используем ресурсы », - сказал Твелфтри.

Представитель Ford Т. Р. Рид прямо заявил:« В наши планы не было никаких изменений »в отношении железнодорожного вокзала.

Рабочие сейчас находятся в середине второго этапа восстановления станции, самой продолжительной и наиболее трудоемкой части проекта. Это включает в себя ремонт уличной конструкции и ремонт более 8 акров каменной кладки.

Рабочие очистка и ремонт кирпичной и терракотовой кладки на внешней стороне здания и замена почти 300 известняковых блоков на внешнем фасаде зала ожидания.

Продолжается снос внутренних помещений, а также столярные и кровельные работы. К концу лета Ford планирует привлечь к работе несколько сотен человек.

В сентябре две дюжины жителей Детройта начнут работать на вокзале в рамках платной программы обучения, которая обучает квалифицированным профессиям, отдавая предпочтение людям из ближайшего к ним района.

«Мы играем важную роль в подъеме сообществ», - сказала Памела Александер, директор по развитию сообществ Фонда Форда, который руководит работой с сообществами в Детройте и проектом развития.«Чтобы подняться выше, вы должны слушать, участвовать и твердо выполнять свои обязательства».

Железнодорожное депо, открывшееся на следующий день после Рождества 1913 года, было заброшено с 1988 года. После того, как Форд объявил о планах реконструкции стоимостью 350 миллионов долларов, которая включает налоговые льготы для города и штата, люди со всей Америки и всего мира откликнулись на это с радостью.

Подробнее: Вор возвращает часы на вокзал, спасибо Форду за веру в Детройт

Подробнее: Форд принимает звонки с просьбой вернуть украденное имущество железнодорожного вокзала Детройта

Подробнее: Мечта Ford на вокзале Детройт: Сотни рабочих, автомобили будущего

«Мы ведем войну за таланты.Если вы думаете о некоторых из великих технологических компаний, у которых есть эти красивые кампусы, то ни у кого не будет ничего подобного, - сказал Билл Форд-младший, исполнительный председатель компании Free Press в июне 2018 года.

Он сказал позже во время конференции. общественное празднование 19 июня 2018 года: «76 лет вокзал был нашим островом Эллис. Когда отошел последний поезд, он стал символом оставшейся надежды. ... Мы в Ford хотим помочь в написании следующей главы ».

Уродливые слухи

Боб Робертс, совладелец ирландского паба McShane's и президент Corktown Business Association, выразил опасение, что весь проект умрет.

«Очевидно, город Детройт, сообщество через Консультативный совет по вопросам соседства и соглашение о социальных льготах, которое требовало по постановлению, когда Форд объявил, что они собираются построить железнодорожную станцию, потребовало огромных инвестиций», он сказал. «Это, вероятно, длилось около года, когда было проведено разъяснительной работы с населением, которое, наконец, привело к тому, что Форд принял соглашение».

Символом разложения был нож в сердце местных жителей, которые верили в его потенциал.

«Это важно, - сказал Робертс. «В течение четырех недель после фактического закрытия (из-за коронавируса) поползли слухи, что Ford собирался сохранить часть своего присутствия в этом проекте, но сам вокзал должен был быть выставлен на продажу».

Как только он услышал слух, он позвонил в контакты Форда, "и они сказали, что не может быть ничего более далекого от правды. Они не могли быть более преданными. Они сказали:" Как только нам позволят быть вернемся в собственность, чтобы сделать работу, мы будем там.«И они были».

Книжное хранилище государственных школ Детройта рядом с вокзалом будет завершено первым, отметил он.

«Компания Ford Motor Company прилагает кропотливые усилия, чтобы сделать его реконструкцию максимально близкой к первоначальной. - сказал Робертс, который вырос в Брайтоне и переехал в Корктаун шесть лет назад. - Это очень важно, поскольку город Корктаун является историческим. Мы самый старый район города ».

Он объяснил:« Они очень привержены истории и историческому значению железнодорожного вокзала."

Например, чтобы сохранить исторический облик здания, Ford в настоящее время заменяет или модернизирует весь известняк и терракоту и восстанавливает большие чугунные и деревянные окна в большом зале ожидания в точном соответствии с историческими характеристиками.

В ноябре 2018 года тогдашний исполнительный директор Ford Джо Хинрикс сказал на международной автомобильной конференции Barclays в Нью-Йорке, что проект будет стоить около 740 миллионов долларов для станции и соседних объектов - покупка, реконструкция и новое строительство - и компания будет стремиться к большему. более 238 миллионов долларов в виде налогов или других льгот.

«Это не только хорошее использование капитала, но и правильный поступок», - сказал тогда Хинрикс. «По многим причинам это имеет смысл для будущего Ford - привлечение и удержание талантов».

'Как долго?'

В понедельник Morgan Stanley написал инвесторам, что новый опрос Universum, в котором приняли участие 44 000 студентов колледжей в период с октября 2019 года по апрель 2020 года, показал, что автомобильная промышленность стала более привлекательной для студентов инженерных специальностей. Тесла считается лучшим выбором, а Форд занимает первое место.12, General Motors под номером 15, BMW под номером 16 и Toyota под номером 21.

«Окно для старых автопроизводителей, чтобы привлечь лучшие инженерные таланты, все еще открыто, но как долго?» - спросил Адам Джонас, аналитик Morgan Stanley.

Подробнее: План Ford по отсрочке выплат по государственному кредиту - знак «в отношении»

В то время как Ford изображает вокзал как ценный инструмент для найма, акционеры и аналитики публично и в частном порядке задаются вопросом, насколько разумным будет такое вложение в исключительно сложных обстоятельствах.Компания потеряла почти 2 миллиарда долларов за первые три месяца этого года и еще 1,9 миллиарда долларов во втором квартале, что фактически превзошло ожидания.

Стоимость вокзала: бесценный

Некоторые говорят, что истинную стоимость вокзала невозможно измерить.

«В ваших финансовых ведомостях нет позиции для оценки стоимости бренда», - сказал Маркус Коллинз, выпускник Cass Tech High School, впоследствии ставший профессором маркетинга в Школе бизнеса Росс при Мичиганском университете.

«Бренд оценивается только во время приобретения или слияния», - сказал он. «Но ценность бренда выражается в том, что они называют доброй волей. Преимущества бренда не полностью отражены в цифрах».

Коллинз объяснил: «Все, что нас окружает, имеет значение в зависимости от того, кто вы, как вы видите мир и к какой вашей принадлежности. Если бы я сказал вам, что Эйфелева башня теряет деньги города Парижа, ну, что такое Париж без денег? Эйфелева башня? Железнодорожный вокзал стал частью артефактов, которые делают Детройт тем, чем он является.Для некоторых это Детройт, как кулак Джо Луиса в центре города ».

Подробнее: Железнодорожный вокзал Детройта завершает общественные туры

Подробнее: Билл Форд делится видением Корктауна

Подробнее: Ford выкачал 227 000 галлонов воды из депо Детройта

Для многих семей в Мичигане вокзал - это связь с местом и временем. Более 20 000 человек зарезервировали места, чтобы посетить вокзал за несколько дней, когда Форд открыл его для публики контролируемые толпы.

«Нам посчастливилось попасть внутрь», - сказала Кэролин Монти из Линкольна, Массачусетс, которая зарегистрировалась после прочтения информации о вокзале в New York Times в июне 2018 года. «Пространство великолепное. Это что-то вроде настоящего храма экономической мощи города, когда он был построен. Это был праздник всего этого ».

Найденная бутылка виски, воспоминания

Мало кто может забыть историю о воре, который вернул Форду украденные с вокзала часы с посланием благодарности.И другие пропавшие предметы были возвращены за последние два года.

Но рабочие также находили памятные вещи из прошлого, например, старую бутылку виски, зажатую между стенами, оставленную штукатурами более 100 лет назад.

«Наши ребята снимают штукатурку и приезжают, чтобы узнать, они вытаскивают эту бутылку, эту бутылку виски, в которой еще немного осталось», - сказал Ричард Барделли, менеджер по строительству нового проекта. «Гипсовые ребята были оштукатурены.Тогда они просто пили. И они поставили эту пустую бутылку на выступ и просто оставили ее там. Но они были ремесленниками ».

Никто не пробовал старый виски, но запах остался.

Штукатурка, по словам Барделли, просто невероятна по своему мастерству.

Бутылка для виски - Westminster Rye Whisky - была изготовлена ​​из детройтского виски. Исторические исследования показывают, что производитель, действовавший с 1882 по 1916 год. 18-я поправка была принята в 1919 году. Мичиган ввел в действие Сухой закон в мае 1917 года, сделав Детройт первым крупным городом, запретившим алкоголь, согласно Walter P.Библиотека Ройтера в Государственном университете Уэйна. Но на национальном уровне запрет на производство, транспортировку и продажу алкоголя вступил в силу в 1920 году и продлился до 1933 года.

"CH Ritter & Co. - одно из тех потерянных имен в Детройте, тип которого вы видите на фасаде здания на выцветшей фотографии. ", - сказал Джоэл Стоун, старший куратор Детройтского исторического общества.

«Посетители местных салонов, вероятно, узнавали бренды, которые распространял Риттер - Chamberlain Silver Rye, Westminster Rye, Caravan Special Reserve Whisky - больше, чем его компанию», - сказал он.«Сегодня, за исключением поклонников бутылок, имя Ч. Риттера почти забыто».

Исторические записи указывают на то, что Чарльз Х. Риттер вошел в 5-й Мичиганский пехотный полк рядовым и стал 1-м лейтенантом и адъютантом в октябре 1864 года во время Гражданской войны в США.

Classic Coke в Motor City

Строители также нашли на вокзале бутылки из-под кока-колы и старые пивные бутылки от West Side Brewery Company, которая процветала в Детройте в конце 1800-х - начале 1900-х годов.

Есть газетные страницы 1960-х годов, журнал Street & Smith "Love Story" от сентября 1941 года.

«Подрядчики любят находить эти вещи, - сказал Барделли. "Станция что-то значит для всех, и у каждого есть своя история. Неважно, сколько вам было лет или какого вы поколения, или жили ли вы в городе или в Корктауне. Каждый раз, когда я встречаю кого-то, первое, что они делают, спросите меня, как прибывает вокзал. Вы можете видеть в глазах людей, как много это значит для них.«

Работать над реставрацией 100-летнего здания после того, как оно пустовало 32 года, сложно, - сказал он. - Но я вижу, чем все закончится. Мне приснилась пара снов, где я просто стою посреди зала ожидания, и это было грандиозное место ».

Роза Фарруджа Барделли, мать Рича Барделли, выросла в Корктауне. Она мальтийка, наследие многих Фарруджа жил на углу 12-й и Черч-стрит, до того как 12-я была переименована в бульвар Розы Паркс.

«В июле ей исполнилось 80 лет», - сказал Барделли. «Я провела через станцию ​​всех ее братьев и сестер. Забавно, вы же не думаете, что говорите со своими родителями, тетями и дядями о том, какими они были, когда были моложе, или где они жили. Мой дядя работал на станции. старая латунная фабрика Lincoln, напротив их дома. Моя бабушка работала на чулочно-носочной фабрике, которая является нашим первым зданием Ford, которое мы построили ».

Перекресток тогда, теперь

У Ford есть четкий план на Корктаун.Это будет:

  • рабочее место для 5000 сотрудников и партнеров Ford с коммерческими площадями площадью 1,2 миллиона квадратных футов.
  • закреплен на четырех ключевых зданиях: Центральном вокзале Мичигана, Книгохранилище, Фабрике и новом здании к западу от вокзала.
  • множество пространств смешанного использования, включая магазины, рестораны, коворкинг, офисные помещения и гостиничный бизнес, а также реальный полигон для тестирования мобильности, который будет включать старые железнодорожные пути за станцией.
  • связаны с новыми общественными пространствами, которые взаимодействуют с местным сообществом.

То, что происходит сейчас, с COVID-19, делает вложения еще более мощными, сказал Тед Райан, архивист Ford и менеджер по бренду наследия.

«Сейчас мы настолько ограничены в том, что мы можем делать физически», - сказал он. «Эти маленькие моменты - это способ соединиться между собой объектами. Это культурная антропология. Мы смотрим на общества по тому, что они производят и чем дорожат. билеты на поезд с 1941 года.«

Они принесли светильники и огнетушители, все они были проверены историками архитектуры. Станция, открытая для проникновения в течение многих лет, была полностью разрушена.

« Кто-то принес светильники, используемые над лифтами, с глобус сверху и снизу, который загорелся. На рисунках их не было видно. И мы смогли научиться, - сказал Райан. - Станция больше, чем все мы. Так представляет Детройт. И все, что люди находят, приобретает все большее значение.

Билл Форд-младший рассказывает, как Ford покупает центральную станцию ​​в Мичигане

В этом интервью в июне 2018 года Билл Форд-младший рассказывает о покупке Ford центральной станции в Мичигане и своих планах на будущее.

Эрик Силс, Эрик Силс

Свяжитесь с Фиби Уолл Ховард: 313-222-6512 или [email protected] Следите за ней в Twitter @phoebesaid. Узнайте больше о Ford и подпишитесь на нашу информационную рассылку по автомобилям.

Центральный вокзал Мичигана - исторический Детройт

Ничто не символизирует Детройт грандиозный взлет и эффектное падение, как на Центральном вокзале Мичигана.Ни одно другое здание не является примером того, сколько автомобиль дал городу Детройту и сколько он забрал.

В течение 75 лет депо отправляло жителей Детройта на войну, доставляло их домой, брало в отпуск и отправляло к бабушке. Это был остров Эллис в Детройте, где многие поколения жителей Детройта впервые ступили в город в поисках работы на фабриках. Он был наполнен звуками приветствий и прощаний, пыхтением локомотивов и визгом колесной стали. Но вот уже 30 лет это место для вандалов, любителей острых ощущений, наркоманов и бездомных.Единственные звуки, которые можно услышать, - это шипение баллончиков с краской, щелчки и жужжание шторок фотоаппаратов и медленное капание воды через дыры в крыше. Свист ветра в разбитых окнах заменил пронзительный свист поездов.

Проектирование депо

С 1884 по 1913 год Центральная железная дорога штата Мичиган выходила из депо в центре города в Третьем и Джефферсоне. Бизнес железной дороги рос, и в 1906 году компания открыла подводный туннель на юго-западе Детройта.Было решено построить еще одно, гораздо более крупное депо возле входа в туннель, и осенью 1908 года Michigan Central начала скупку земли в районе Корктаун недалеко от центра города.

К весне 1910 года для депо было приобретено около пятидесяти акров собственности, а также куплено или списано около трехсот небольших деревянных домов. Мэтью Скэнлон, торговец недвижимостью, который приобрел землю для железной дороги, был вынужден 40 раз звонить одной старушке, чтобы заставить ее продать.На тот момент это была самая крупная сделка с недвижимостью в штате. Некоторые сделки длились всего пять минут, в то время как другие - шесть месяцев, как сообщала Detroit Tribune в декабре 1913 года. Город раскошелился на более чем 680 619,99 долларов (14,75 миллиона долларов сегодня с поправкой на инфляцию) в судебном разбирательстве 6 августа 1915 года, чтобы приобрести участок под депо и участок перед ним под парк. Идея была частью движения City Beautiful того времени, которое требовало больших общественных зданий в конце драматических перспектив.Парк был назван «Парк Рузвельта» в честь президента Теодора Рузвельта, умершего в январе 1919 года, и в следующем году ландшафтный дизайн был более или менее завершен. Строительство станции началось после получения разрешений 16 мая 1910 года. Металлический каркас здания был установлен в декабре 1912 года.

Michigan Central Railroad была дочерней компанией New York Central Railroad, принадлежавшей железнодорожному магнату Уильяму Вандербильту. За новым вокзалом и офисным зданием - подходящим для растущего города, который она обслуживала - железная дорога обратилась к архитекторам Warren & Wetmore из Нью-Йорка и Reed & Stem из St.Пол, Миннесота. Архитектурные фирмы объединились на Центральном вокзале Нью-Йорка. Чарльз А. Рид и Аллен Стем были известны своими проектами железнодорожных станций, в то время как Уитни Уоррен и Чарльз Д. Ветмор считались экспертами в дизайне отелей, что объясняет подобный отелю внешний вид офисной башни здания. Это архитектурное сопоставление не обошлось без критиков, как писал Гарольд Д. Эберлейн в «Архитектурной записи» в то время: «Внешний вид станции Детройт представляет собой необычайное отсутствие непрерывности концепции.Если смотреть со стороны, сторонний наблюдатель, если не проинформирован об ином, никогда бы не принял две части станции за части одного и того же здания, настолько они совершенно разные. Каждая часть по отдельности может быть хорошей. Вместе они архитектурно несовместимы ».

Но таких критиков было меньшинство, так как даже во время строительства Центральный вокзал Мичигана был предметом большой гражданской гордости. В дизайне отразилось возвращение к классицизму и романтизированной транспортировке.Станция создавала величественную атмосферу для пассажиров, многие из которых ассоциировали вокзалы с сажей, дымом и шумом. А гигантские размеры станции должны были внушать трепет и рассказывать путешественникам о величии города, в который они прибывали, и о железной дороге, по которой они прибывали.

Центральный вокзал Мичигана, или MCS, как его часто называют, состоит из трехэтажного железнодорожного депо и восемнадцатиэтажной офисной башни. Он состоит из более чем восьми миллионов кирпичей, ста двадцати пяти тысяч кубических футов камня и семи тысяч тонн конструкционной стали - плюс еще четыре тысячи тонн в сараях.В фундаменте двадцать тысяч кубометров бетона. Когда здание открылось, это была самая высокая железнодорожная станция в мире и четвертое по высоте здание в Детройте. Железная дорога инвестировала в общей сложности 16 миллионов долларов (почти 332 миллиона долларов на сегодняшний день) в новую станцию, офисное здание, дворы и подводный железнодорожный туннель, который был открыт 16 октября 1910 года. Цена только за станцию ​​составила около 2,5 миллионов долларов. (55 миллионов долларов сегодня).

Депо должно было быть официально посвящено 1 января.4 января 1914 года, но пожар начался в 14:10 по московскому времени. 26 декабря 1913 г. вывел из строя старое депо и вынудил MCS срочно ввести в эксплуатацию, чтобы избежать перебоев в работе. И поспешное введение в эксплуатацию было преуменьшением: газеты тогда писали, что в течение получаса после того, как официальные лица были уверены, что старая станция обречена, были приняты меры, чтобы поезда начали использовать новую. В 17:20 первый поезд отправился с новой станции в Сагино и Бэй-Сити, штат Мичиган; час спустя прибыл первый поезд, прибывший из Чикаго.

«Еще до того, как пожарные отсоединили шланг на старом месте, поезда наезжали на новую станцию ​​и уходили с нее», - восхищался трибун. «Это было знаменательное достижение, эффективность на самом высоком уровне, и через 24 часа после того, как часы в старой башне упали на землю вместе с остальной частью этой конструкции, все двигалось, как будто ничего не произошло».

Заголовок в истории Detroit Tribune от 28 декабря 1913 года гласил: «Стены исторической постройки все еще горячие от огня, пока поезда въезжают в депо стоимостью 2 500 000 долларов, одно из лучших в стране.«Из-за пожара открытие новой станции в Детройте было отменено». Новая станция горела не огнем, как старая несколько часов назад, а горела тысячами электрических огней, которые мерцали высоко над одно- и двухэтажным зданиями. жилища, - говорилось в статье. - Скрежет замерзшего тротуара, когда такси спешили на новую станцию, и шум автомобильных гудков придавали району вид коммерческого роста, которого они с нетерпением ждали уже несколько месяцев назад.Движущиеся фургоны, курсировавшие между новой станцией и старой, а также различные мебельные и хозяйственные заведения способствовали увеличению потока машин. … Вряд ли можно поверить в историю открытия новой станции через полчаса. ….

«Таким образом, новая станция стояла прошлой ночью, огни сияли из окон высоко над линией застройки по соседству, стражем прогресса и памятником старому депо, который сгорел, а также маркером сегодняшней железной дороги».

Первый билет, проданный в новом терминале, был оплачен «яркой новой золотой монетой за 20 долларов» от пассажира из Бэй-Сити, штат Мичиган.Об этом сообщает Tribune. Первым «потерянным предметом» в депо была пудель по имени Тесси, сбежавшая от своей хозяйки 27 декабря 1913 года, когда ей разрешили возиться по станции, пока они ждали свой поезд. Собака была найдена у внешней галереи, играющей с водителями такси. «Излишне говорить, что ее жестко« отшлепали », прежде чем вернуть в корзину», - сообщает Tribune.

Храм транспорта

Как будто войти в центральную часть здания, в главный зал ожидания с его мраморными полами и высокими потолками, его 54,5-футовые потолки отражаются эхом шумного движущегося города.Зал ожидания был смоделирован по образцу общественных бань Древнего Рима и простирается по всей длине здания. Покрытый сводами из плитки Гуаставино, разделенными широкими кессонными арками, зал ожидания был украшен мраморными полами, бронзовыми люстрами, гигантскими 68-футовыми коринфскими колоннами и тремя арочными окнами размером 21 на 40 футов, окруженными четырьмя меньшими окнами, украшенными прекрасным кованым железом. решетки. «Великолепие интерьера - это то, что надолго, поскольку он сделан из мрамора, кирпича и бронзы, и все это подчеркивается одной из лучших схем освещения, когда-либо установленных в здании», - писала Free Press в декабре 1913 года. .

Путешественники заходили из парка Рузвельта в центральную часть здания, в главный зал ожидания. Пройдя через бронзовые двери с отделкой из красного дерева, они будут окружены кремовым кирпичом, мраморной отделкой и массивными высокими арками. У стен и у входа в вестибюль установлено 14 мраморных колонн. Само депо, в котором располагались билетные кассы, главный зал ожидания, ресторан и другие помещения, было всего 98 футов в высоту. Зал ожидания 97 футов в ширину и 230 футов в длину.Его сводчатый потолок составляет 65 футов в высоту.

«Все знают, что Центральный вокзал Мичигана был великолепен», - сказал Уильям М. Уорден, бывший директор города по историческому статусу. «Но для некоторых из нас первые впечатления были, когда мы были ростом 4 фута или меньше… Для 10-летнего ребенка эти огромные пространства казались огромными, как вселенная; у вас жесткая шея из-за того, что вы были резиновой шеей. "

Помимо зала ожидания, вы можете купить билет в одной из многочисленных богато украшенных билетных касс или пройти по галерее высотой 28 футов, чтобы посетить газетный киоск, аптеку, сигарный магазин или парикмахерскую.По обеим сторонам зала ожидания были дополнительные зоны отдыха, включая мужскую курительную комнату из красного дерева с кессонным потолком и женский читальный зал, освещенный итальянскими глобусами.

«Это была самая красивая станция в стране за пределами Нью-Йорка или Чикаго - перышко в шапке города!» Вила Хатсон, чей отец был кондуктором Центральной железной дороги Мичигана, в 1982 году сказала Free Press. «Вы бы подумали, что находитесь в Букингемском дворце».

Помимо галереи и зала ожидания, на вокзале были ресторан со сводчатыми потолками, главный вестибюль с медными окнами в крыше и обеденный стол.Также были помещения для купания, где путешественники могли освежиться или побриться перед тем, как сесть на следующий поезд, и помещения, где они могли отправлять телеграммы, покупать открытки для отправки домой или звонить по телефону. К западу от зала ожидания находился ресторан с мраморными столешницами и полом из валлийской каменной плитки. В главном вестибюле было около 20 световых люков и огромных окон, обеспечивающих тонны естественного солнечного света. Ворот было 10, так что толпиться не будет. «Трибуна» отметила.Когда пассажир входил в ворота, он или она спускались по склону к вагонам. «Пассажиры не могут сесть не на тот поезд, и у них нет шанса получить травму, пересекая рельсы при попытке сесть на поезд». В офисной башне было более 500 офисов для бизнес-функций железной дороги, таких как аудиторы, кадровые и другие отделы. Только пассажирские аудиторы заняли весь седьмой этаж. Изначально различные отделы железной дороги занимали семь этажей, превращая ее в «промышленный улей», пишет Free Press в декабре.31, 1913. Железная дорога также планировала не только разместить каждую железнодорожную ветку, ведущую в Детройт, но также планировала сдавать в аренду офисные помещения своим конкурентам, таким как C&O, Toledo & Ironton и конкурирующая Пенсильвания. Залы башни облицованы панелями из белого мрамора и полами из терраццо.

С восточной стороны был въезд трамвая. С западной стороны был подъезд для экипажей, позже использовавшихся для такси. Он имел одноэтажный подземный гараж. Таможни располагались вдоль восточной стороны подземного перехода.Офисы иммиграционного бюро и камеры содержания под стражей находились под таможней.

«В сороковые годы я много ездил на поезде в штат Нью-Йорк, а также в Чикаго в другом направлении, - сказал Рэй Даунинг, 73-летний пенсионер из Детройта, ныне живущий в Хендерсоне, штат Невада». очаровал меня в детстве, поэтому каждая поездка была для меня сокровищем. Кажется, что мы обычно прибывали в депо незадолго до вылета. Это сильно отличается от того, чтобы добраться до аэропорта за два часа до вылета сейчас.Может быть, было время достать журнал из газетного киоска, но никогда не было достаточно времени, чтобы перекусить в обеденном прилавке позади него. Затем через ворота и вниз по пандусу, ведущему к лестнице на уровни дорожек. … Подняться по лестнице и окунуться в чудесный запах пара и угольного дыма ».

В начале Первой мировой войны, пика железнодорожных перевозок в Соединенных Штатах, более двухсот поездов покидали станцию ​​каждый день, и линии тянулись от выходов на посадку до главного входа.В 1940-х годах более четырех тысяч пассажиров в день заполняли огромный зал ожидания и заполняли его 24 скамейки из твердых пород дерева и красного дерева до 1940-х годов; в его офисной башне работало более трех тысяч человек. Семь дней в неделю, почти каждый час дня на вокзале пыхтели поезда и свистели. Среди тех, кто прибыл в MCS, были президенты Герберт Гувер, Гарри С. Трумэн и Франклин Д. Рузвельт, актер Чарли Чаплин и изобретатель Томас Эдисон. Генри Форд приехал в MCS из Нью-Йорка, катаясь на «Детройте» - и он ехал стильно на собственном личном автомобиле «Фэрлейн».«Бейсбольные команды приходили или уходили победителями или нет. Многие жители Детройта, участвовавшие в войнах, уйдут из MCS; многие из них будут там с радостью приняты домой.

«Центральный вокзал Мичигана был оживленным и динамичным вокзалом», когда Мелвин Ларсон прибыл в Детройт в 1952 году. В письме редактору Free Press в сентябре 1997 года он вспомнил, что «там постоянно приглушенный гул толпы и громкие объявления в публичных выступлениях. с высоких сводчатых потолков ".

Бывший репортер Free Press Билл МакГроу впервые выехал поездом из MCS в конце 1950-х, когда ему было около шести или семи лет: «Я все еще помню большой зал ожидания, или холл, и твердый мрамор, и каким огромным он казался и насколько он был занят, хотя я сомневаюсь, что суета была такой же большой, как, скажем, в 1940-е годы.Я хорошо помню, как все казались очень целеустремленными; казалось, они знали, куда идут. Я помню громкоговоритель, но не могу сказать, что помню, о чем он говорил ».

То, что громкоговоритель кричал, было названиями далеких земель: «Буффало, Сиракузы, Рочестер и все точки на восток сейчас садятся» или «Поезд № 3 теперь отправляется с пути 10 в сторону Чикаго». Все спешили к воротам и по широким мраморным пандусам к вздымающимся, гудящим поездам с фантастическими названиями, такими как «Сумерки», «Меркурий», «Мотор-сити» и «Росомаха».«Было захватывающе, когда кассир откатил железные ворота в центре задней стены зала, и люди начали проходить через них», - сказал Уорден. «Ворота открывались на пандус, который вёл в зал под путями с лестницами слева и справа, ведущими на платформы».

Начало конца

Однако вскоре количество пассажирских поездов резко упало из-за конкуренции со стороны субсидируемых государством автомагистралей и междугородних авиаперевозок. После войны часть ресторана была разделена, чтобы добавить кухню.Был добавлен подвесной потолок, скрывающий прекрасные сводчатые потолки из канского камня. Ресторан был переименован в Mercury Room в честь Меркурия, объявленного как «Поезд завтрашнего дня», который закончился в депо, начиная с 1936 года.

Даже в 1950-х годах железнодорожные депо были заброшены из-за спада деловой активности. В 1956 году Центральная система Нью-Йорка предложила MCS - тогда известную как Центральный вокзал Нью-Йорка - и 405 других пассажирских станций, выставленных на продажу, чтобы сократить расходы и избавиться от лишних депо, в которых она не нуждалась.Запрашиваемая цена? 5 миллионов долларов, что сегодня эквивалентно 40 миллионам долларов. Берущих не было, и депо продолжало хромать. Пассажирские линии были отменены налево и направо. Огромный зал ожидания был закрыт 1 апреля 1967 года, и многие из его огромных скамеек из орехового дерева были проданы всего по 25 долларов каждая. Цветочный магазин и другие удобства исчезли. Если в 1945 году MCS принимала около четырех тысяч пассажиров в день, то к тому моменту это число сократилось до тысячи; вся система Нью-Йорка насчитывала 78 миллионов человек в 1945 году и только 25 миллионов двадцать два года спустя.После закрытия зала ожидания люди были ограничены пространством перед воротами или в вестибюле, а величественный зал ожидания использовался для хранения вещей. Ресторан и главный вход были закрыты. В тот момент здание висело на волоске.

Когда в начале 1968 года железные дороги Нью-Йорка и Пенсильвании объединились в Центральный вокзал, депо стало называться Центральным вокзалом Пенсильвании. Но только два года спустя объединенная железнодорожная компания объявила о банкротстве, что стало крупнейшим корпоративным банкротством в США.История С. на тот момент.

В 1971 году федеральное правительство сформировало компанию Amtrak, которая в том же году приняла MCS, хотя железнодорожное сообщение в то время находилось в затруднительном положении. Тем не менее, нефтяной кризис 1973 года дал толчок поездкам на поезде, и компания Amtrak разработала план по очистке MCS и его модернизации. Было потрачено более 1 миллиона долларов, среди которых были внесены изменения в кассы и добавление автовокзала. Торжество по случаю официального открытия зала ожидания состоялось 20 июня 1975 года - это здание было максимально близко к официальному открытию.Несколькими месяцами ранее, 16 апреля 1975 года, станция была внесена в Национальный реестр исторических мест. Этот шаг не спасет терминал, но помог предотвратить его снос.

Очистка массивного склада продолжалась пару лет, терракота какао была очищена. Коринфские колонны были уничтожены. «Приятно видеть, как старое место оживает», - писал обозреватель Луи Кук в Free Press в октябре 1977 года. Но весь мировой оптимизм не смог противостоять ухудшению состояния междугородной железнодорожной системы Америки.Примерно в это время каждый день приходило и уходило менее дюжины поездов, и менее тысячи человек работали в депо, управляющем северным участком железной дороги Penn Central.

«В 70-х, будучи взрослым, я много раз ездил в Чикаго на поезде, как по работе в качестве спортивного обозревателя Free Press, так и потому, что у меня там была девушка», - вспоминает МакГроу. «К тому времени станция - на самом деле, всего через 15 лет после моей первой поездки - казалась пустой, темной и почти жуткой.Рабочих было мало, поездов было мало, но, если мне не изменяет память, все еще было несколько знаков, обозначающих поезда, которые больше не ходят. Их никто не снимал ».

В апреле 1985 года Conrail объявила, что попытается продать станцию ​​- или отказаться от нее. Компания Amtrak отправляла от шести до восьми поездов в день на станцию ​​и оттуда, заявила, что не может справиться с обслуживанием и будет искать помещения поменьше. Она нашла покупателя в нью-йоркской компании Kaybee Corp., и по совпадению продажа была завершена в 72-ю годовщину открытия станции, то есть 7 декабря.27 августа 1985 г. Цена продажи не разглашается. «Амтрак» и «Конрейл» остались арендаторами «в основном пустующего и приходящего в упадок здания», писала Free Press в январе 1986 года, но все еще пытались переехать из-за высоких коммунальных и эксплуатационных расходов. Kaybee получил новый грант на поддержку городского развития на преобразование станции в торгово-офисный центр стоимостью 30 миллионов долларов. Но 3,25 миллиона долларов федеральных денег были изъяты из-за недостаточного прогресса, а финансовая репутация президента корпорации подверглась критике и подала в суд кредиторы.Возможно, это был знак того, что большие часы над кассами остановились в середине 1960-х без без семи.

Сесть на последний поезд до Чикаговилля

В 11:30 5 января 1988 года поезд № 353, направлявшийся в Чикаго, стал последним поездом, вышедшим из почтенного депо. Прошло чуть более 74 лет после первого появления пара. Однако большие часы в приемной показали без семи. Размер депо, расположение на окраине центра города, рост числа поездок на автомобилях и самолетах и ​​сокращение населения города - все это работало против выживания станции.

«Больше, чем просто экскурс в ностальгию, закрытие Центрального депо Мичигана должно стать поводом для серьезных размышлений о том, кем мы когда-то были, что мы потеряли и что, при наличии достаточной воли, мы могли бы вернуть», - Пресса написала в редакционной статье в январе 1988 года.

Марк Лонгтон-младший купил терминал в декабре 1989 года, и застройщик, упаковавший пистолеты, изо всех сил старался не пускать мусорщиков более года, будь то ад или огонь. Он стремился сорвать джекпот, открыв разваливающееся депо, в котором к тому моменту не было ни электричества, ни тепла, в качестве казино.Он представил себе ночной клуб, получивший название Midnight Express - по названию поезда, который когда-то отошел от вокзала, - и гостиницу, вырезанную из офисной башни. Но избиратели не соглашались добавлять казино до 1996 года, и Лонгтон сдался еще до голосования, так как ежемесячно платил тысячи счетов.

На протяжении 1990-х годов Детройтский памятник золотому веку железных дорог оставался открытым для вторжений и грабежей. За это время вандалы украли все ценное: латунную арматуру, медную проводку, декоративные перила на балконах и лестницах, гипсовые розетки с потолка и мрамор со стен и оснований колонн.Те, кто не воровал, нашли другие способы позорить это. Из сотен, которые когда-то заполняли это чудовищное здание, не осталось ни единого окна. Внутри повсюду граффити, с некоторыми бирками высотой почти 15 футов и длиной в несколько десятков футов. В его коридорах регулярно проводились пейнтбольные матчи, с разбрызгиванием неоново-зеленого и электрического синего цветов по всему желтому кирпичу.

В 1995 году Детройтская компания Controlled Terminals Inc. приобрела здание, уже сильно пострадавшее от скребков, и возвела забор из колючей проволоки, но здание было далеко не неприступным.Компания принадлежит миллиардеру Мануэлю «Мэтти» Моруну, который также владеет мостом Амбассадор и сетью автотранспортных компаний. Он купил его с мыслью, что в будущем он будет стоить вместе с его железнодорожной станцией.

Джеральд «Сом» Уильямс, который начал жить в заброшенном депо после потери работы, сказал в документальном фильме «Железнодорожный вокзал» в 1998 году, что «дети из (пригорода)… делают граффити, а затем, когда они закончат, если они» им скучно, они начинают крушить дерьмо, а иногда просто уходят.Но они приезжают сюда, потому что не могут этого сделать там (в пригороде). Вас поймают за окраской гаража из баллончика, и вас посадят в тюрьму, понимаете? … Так что они приезжают сюда, в центр города, все портят, потом идут домой: «Да, Детройт - отстой. Это то, это то, понимаете? »

Что-то старое, надеясь на что-то новое

Городские инспекторы по строительству рекомендовали снести его по крайней мере с 1994 года, но подобные угрозы прекратились в марте 2001 года, когда Морун представил грандиозный план по восстановлению станции как передового международного торгового и таможенного центра.Этого, конечно же, не произошло, и даже в то время некоторые городские власти сомневались, что Морун просто пытался предотвратить снос. В то время предполагалось, что восстановление станции будет стоить от 110 до 300 миллионов долларов. Проект так и не состоялся.

3 октября 2003 года офис мэра Детройта Кваме Килпатрика объявил, что он выбрал здание для ремонта под новый штаб полиции города. Зал ожидания должен был стать общественным местом с рестораном и музеем полиции, а здание, которому уже почти 100 лет, оказалось конструктивно прочным.В своем обращении к городу 24 февраля 2004 года Килпатрик призвал жителей Детройта «осмелиться на великие дела» и объявил, что город достиг соглашения о покупке MCS у Моруна за нераскрытую сумму. Проект должен был стоить от 100 до 150 миллионов долларов и длиться 18 месяцев.

Однако скептицизм по поводу затрат, учитывая многомиллионный бюджетный дефицит города, а также состояние и расположение здания вдали от городских судов и тюрем, обрекли его почти с самого начала.Генеральный аудитор города Джозеф Харрис даже зашел так далеко, что назвал план Килпатрика в отношении полиции «несбыточной финансовой мечтой» в меморандуме, адресованном городскому совету Детройта. «Мы не можем позволить себе столько заплатить за снос», - сказал Килпатрик Free Press в июне 2005 года. «Если вы взорвете его, то количество взрывчатки, которое вам понадобится, вероятно, взорвет половину мексиканского города. Итак, что мы делаем? пытаясь сделать, это заставить его работать ». Но в том году его план был отменен. Надежды на то, что символ падения города станет символом его возрождения, не оправдались.

С тех пор Морун сказал, что до тех пор, пока не найдется арендатор и не будет согласована сделка по развитию собственности, он не будет тратить значительных денег на ее сохранение или уборку. По этой причине эта некогда величественная достопримечательность превратилась в жуткий, заваленный мусором памятник упадку и упадку Детройта через 15 лет после того, как он купил здание. Другие идеи, такие как превращение его в казино или гостинично-офисный комплекс, также не материализовались. Хотя в мае 2009 года он предложил передать MCS в аренду федеральному правительству для преобразования в штаб-квартиру внутренней безопасности, таможни и границы.Пока правительство не приняло его предложение.

«Я ненавижу быть связанным с этим», - сказал Морун в интервью Detroit News в декабре 2008 года о MCS. «Что, черт возьми, мне с ним делать? Я не могу его продать и не отдам за доллар. Я не могу его переделать. Кто захочет туда пойти? Никто. Нет. причина. Это бросает деньги на ветер. Нельзя снести их, это историческая достопримечательность ».

7 апреля 2009 года городской совет Детройта принял резолюцию, требующую экстренного сноса MCS за счет Моруна.Тогдашний мэр Кен Кокрел-младший попытался использовать 3,6 миллиона долларов федеральных денег на стимулирование экономики для этого плана, а затем Билла Моруна, но план был чреват проблемами, связанными с внесением здания в Национальный реестр исторических мест и более острой потребностью в строительстве. Деньги. Эксперты по сносу также заявили, что снос здания такого размера и структурной целостности обойдется от 5 до 10 миллионов долларов. Несмотря на то, что он находится в частной собственности, город мог использовать городское постановление 1984 года о сносе опасных зданий, чтобы снести его.«Я хочу его сейчас же», - сказала тогдашняя член совета Барбара-Роуз Коллинз, которая представила резолюцию. Но «у города не должно быть никаких обязательств снести его».

Сегодня этот монолит по-прежнему представляет собой возвышающееся душераздирающее свидетельство величия времени до появления автомобилей - и того, как изменилась американская жизнь после него. Хотя ему позволяли сохраняться более двадцати лет, наступает время, когда необходимо принять решение спасти его или разрушить. Станция олицетворяет все, что есть в городе Детройт, возвышающийся символ разложения, который невозможно скрыть от посетителей.Часто можно увидеть, как любопытные туристы фотографируют здание. MCS - это «первая остановка для загородных журналистов, пытающихся уловить ржавые механизмы Motown», - написал Билл Макгроу в Free Press в ноябре 2009 года. Неспособность Детройта перестроить депо «отражает его неспособность контролировать свой имидж и судьба », треснувшее зеркало, в которое не хотят заглядывать жители Детройта. Проще говоря, если центральный вокзал Мичигана не может быть центральным элементом возрождения города, он не должен служить единственным свидетельством его упадка.

И наоборот, если бы он был восстановлен, он бы сделал смелое заявление о будущем города и сохранении его прошлого. И это не похоже на то, как другие великие железнодорожные станции, такие как Union Station Kansas City и Nashville Union Station в Теннесси, не были воскрешены из заброшенных глаз на блестящие городские сокровища. Но найти волю и сотни миллионов долларов, которые потребуются для такого воскрешения, - огромная проблема в городе с экономическими и социальными проблемами Детройта.

Тем не менее, семья Морун потратила приличную часть изменений за последние годы на очистку депо, очистку от асбеста и добавление ландшафтного дизайна и архитектурного освещения. Видеть его освещенным ночью - поистине захватывающее зрелище. Это вселяет надежду как на город, так и на спасение этого архитектурного чуда.

«Снос депо сотрет самую известную бельмо на глазу города, но это не положит конец разрушению кварталов - не более чем вытеснение бездомных из центра города облегчит бедственное положение бедняков», - пишет редактор Free Press Джефф Герритт. сказал в апреле 2009 года.«Может быть, нам нужна эта гниющая реликвия, чтобы напомнить нам, как далеко мы пали и как далеко мы должны пройти вместе».

ОБНОВЛЕНИЕ

(июнь 2018 г.):

11 июня 2018 года семья Морун прекратила месяцы слухов и предположений, подтвердив, что продала депо компании Ford Motor Co., которая отремонтирует здание к 2022 году в качестве якоря кампуса в Детройте площадью 1,2 миллиона квадратных футов. сосредоточился на разработке беспилотных автомобилей. Планируется, что депо станет офисами на 5 000 человек, половину из которых составят сотрудники Ford.

Цена покупки не разглашается.

Как Ford планирует превратить легендарный железнодорожный вокзал Детройта в инновационный кампус площадью 30 акров

ДЕТРОЙТ - Компания Ford Motor обнародовала новые подробности своих планов по развитию территории вокруг бывшего Центрального вокзала Мичигана в Детройте в кампус площадью 30 акров, доступный для пешеходов.

Сообщается, что план стоимостью 740 миллионов долларов в Корктауне включает строительство или реконструкцию нескольких ключевых зданий в старейшем районе Детройта.

В первую очередь 17-этажный вокзал, который закрылся в 1988 году из-за сокращения пассажиропотока, а также бывшее книгохранилище Детройтских государственных школ, которое находится рядом со станцией.К востоку от станции также будет построена парковка, возможно строительство дополнительных зданий.

По данным Associated Press, в целом застройка будет включать более 1 миллиона квадратных футов (304 800 метров) коммерческих площадей.

Исполнительный председатель Билл Форд объявил о планах восстановления в Детройте когда-то бывшего железнодорожного вокзала мирового класса, заброшенного с 1988 года, в 2018 году. Проект по-прежнему находится в стадии завершения и должен быть завершен к концу 2022 года, несмотря на некоторые задержки из-за пандемии COVID-19.

«Этот проект направлен на подготовку Ford к новому веку инноваций и успеха», - сказала Мэри Каллер, директор по развитию Ford в Детройте и президент Ford Fund.

«В Michigan Central мы применяем совместный подход к инновациям, включая предоставление гибких рабочих мест, которые привлекают и привлекают лучшие умы для решения сложных транспортных и связанных проблем, поскольку мы вместе формируем будущее мобильности».

Железнодорожный вокзал открылся в конце 1913 года и был спроектирован теми же архитекторами, которые создали Центральный вокзал Нью-Йорка.Ford планирует превратить историческое, но устаревшее депо в современное, технологичное пространство, подходящее для самых разных целей.

Нью-Йоркская практика архитектуры и урбанизма, ведущий архитектор проекта и разработчик стратегии, рассматривает кампус как пешеходную зону, закрепленную на железнодорожной станции, которая находится на стыке четырех районов Детройта - Корктаун, Северный Корктаун, Мексикантаун и Хаббард Ричард.

План центрального участка штата Мичиган | Любезно предоставлено практикой архитектуры и урбанизма (PAU) Практика архитектуры и урбанизма

Кампус будет уделять приоритетное внимание потребностям жителей и предприятий, а также 5000 сотрудников, которые там работают, согласно пресс-релизу, через план участка, который требует для дополнительных общественных удобств, зеленых насаждений, пешеходных и велосипедных маршрутов, общественного искусства и открытых площадок, которые можно активировать и использовать в любых погодных условиях.

«Немногие произведения архитектуры лучше отражают прошлое, настоящее и будущее Детройта, как Центральный вокзал Мичигана, - сказал Вишаан Чакрабарти, основатель и креативный директор компании« Практика архитектуры и урбанизма »».

Этот план, разработанный Ford и разработанный в сотрудничестве с местными заинтересованными сторонами, дает видение того, как переосмысленная станция с общественными пространствами и зданиями, которые ее окружают, может вместе стать уникальным и аутентичным местом для членов сообщества, новаторов и посетителей. Подобным образом, я уверен, что со временем этот проект станет глобальной моделью того, как расти и строить наши города, отмечая при этом повествования и структуры, которые определяют наше прошлое.”

Дополнительные основные моменты проекта:

Книгохранилище

Депозитарий школьных учебников, спроектированный Альбертом Каном, будет переосмыслен Gensler Detroit, чтобы включить в него зоны совместной работы, практические лаборатории и инновационные студии. Несколько пешеходных дорожек будут соединяться с различными входами, а на верхних этажах центральный четырехэтажный атриум будет распространять свет через большой план этажа.

Книгохранилище | Предоставлено GenslerGensler

Книжное хранилище | Предоставлено GenslerGensler

Книжное хранилище | Предоставлено GenslerGensler

Книжное хранилище | Предоставлено GenslerGensler

«Мобильная платформа»

Компания Ford планирует превратить заброшенные надземные железнодорожные пути в открытую площадку, где Ford и его партнеры по инновациям смогут протестировать и продемонстрировать новые технологии, в том числе автономные транспортные средства.Он также предоставит дорожки для пешеходов и велосипедистов и места для сбора населения, которые можно изменить в зависимости от использования.

Прибытие мобильной платформы

| Предоставлено Практикой архитектуры и урбанизма (PAU) Предоставлено Практикой архитектуры и урбанизма (PAU)

Мобильная платформа | С любезного разрешения Практика архитектуры и урбанизма (PAU) Практика архитектуры и урбанизма (PAU)

Vernor Plaza | Любезно предоставлено практикой архитектуры и урбанизма (PAU). Практика архитектуры и урбанизма

Бэгли Парковочный узел

Ford построит гараж и «транспортный узел» на 14-й и Бэгли к востоку от станции, который предоставит 1250 парковочных мест для рабочих и обслуживает общину по ночам и в выходные.

Ford заявляет, что парковка Bagley Parking Hub улучшит уличную жизнь за счет внешнего искусства, двух новых общественных площадей, зеленых насаждений и навеса деревьев. Исследуемые общественные удобства включают бесплатный Wi-Fi, места для сидения на открытом воздухе, питьевые фонтанчики, туалеты, хранилище для велосипедов и общественную парковку по вечерам и в выходные дни.

Технологическая среда будет включать в себя электрическую зарядку, интеллектуальную парковку и платежные системы, датчики использования пространства и интеллектуальные шкафчики.

Парковочный узел Bagley - любезно предоставлено RossettiRossetti

График строительства

Работа над хранилищем книг и парковочным узлом Bagley начнется в первом квартале 2021 года, а открытие обоих зданий ожидается в начале 2022 года.

Центральный вокзал Мичигана в настоящее время находится в середине второго этапа реставрации, наиболее трудоемкой части проекта, направленной на фиксацию стальной конструкции и ремонт восьми акров кирпичной кладки.

«Несмотря на пандемию, у нас есть огромный импульс, поскольку мы работаем с другими над воплощением нашего видения в жизнь в Корктауне», - сказал Каллер. «Посредством целенаправленного планирования, проектирования и партнерства мы будем стимулировать инновации, способствуя взаимодействию между нашими сотрудниками, партнерами, арендаторами и более широким сообществом.Наша цель - работать с новаторами, которые хотят присоединиться к нам в создании чего-то действительно уникального, что принесет новые возможности, устойчивость и жизнеспособность в этом районе ».

Возрождение Детройта закрепилось на его железнодорожном вокзале

Детройт - бывший главный железнодорожный вокзал Детройта, спроектированный в стиле изящных искусств теми же архитекторами, которые создали Центральный вокзал в Нью-Йорке, имеет высокие колонны и сводчатые потолки, которые намекают на его Прошлая слава.

Тем не менее, большая часть станции сейчас рушится, покрытая радужными граффити и выдержанная десятилетиями дождя и снега, просачивающегося сквозь разрушающуюся крышу.

«Центральный вокзал Мичигана долгое время был символом оживленности Детройта, а затем стал международным символом упадка», - сказал мэр Детройта Майк Дагган.

Теперь давно пустующая станция обретает новую жизнь благодаря Ford Motor Company, которая превратит депо, а также прилегающие книгохранилище, латунную фабрику и чулочно-носочную фабрику в инновационный транспортный район площадью 1,2 миллиона квадратных футов. .

В новой разработке, среди прочих подразделений, разместится подразделение Ford по производству автономных транспортных средств.Автопроизводитель также планирует сдавать в аренду помещения компаниям, работающим над мобильными и транспортными проектами, такими как интеллектуальные автомобили, инфраструктура и парковка.

В инновационном центре также будут магазины, рестораны, художественные и концертные залы, а также бутик-отель на верхних этажах 15-этажной башни, возвышающейся над вокзалом.

Преобразование Фордом Центрального вокзала Мичигана является частью более масштабного возрождения Детройта, история которого отражена в таких городах, как Питтсбург и Кливленд, которые пытаются заново изобрести себя, чтобы привлечь новые рабочие места и жителей.Эти города Ржавого Пояса, ранее известные производством стали, с 1950-х годов испытывали трудности, поскольку исчезли рабочие места, а жители массово уехали.

Многие из этих изменений начинаются в центре города, и трансформация действительно наиболее очевидна и в центре Детройта. В начале 2019 года роскошный ритейлер Shinola открыл здесь свой первый отель, бутик-курорт на 129 номеров, который напоминает частный лондонский клуб с каминами и уголками для чтения.

Стены отеля окрашены в палитру кремового, верблюжьего цветов и темно-синего оттенка «синола Шинола», который был получен из пятнышка краски, найденной на бывшей фабрике швейных машин Singer, одном из пяти зданий в центре города, которые занимает Шинола.

Позади отеля находится вымощенная булыжником переулок с магазинами местных женщин-предпринимателей, пивным залом и рестораном с жареной курицей в детройтском стиле. Этот многофункциональный комплекс был совместным проектом Shinola и компании по недвижимости Bedrock, основанной детройтским миллиардером Дэном Гилбертом, чья фирма с 2011 года приобрела и застроила более 100 объектов недвижимости в Детройте и Кливленде.

Через дорогу от отеля Shinola Hotel - еще один проект Bedrock, небоскреб стоимостью 1 миллиард долларов, который строится на месте бывшего универмага Hudson, в котором, когда он откроется в 2023 году, разместятся гостиница, офисы, магазины и элитные жилые дома.

Преобразование железнодорожного вокзала помогло привлечь другие инвестиции по всему Детройту, сказал г-н Дагган: «Ford придал импульс другим мегапроектам».

В феврале Fiat Chrysler объявила об инвестировании 4,5 млрд долларов в пять заводов в Мичигане, создав около 6 500 рабочих мест в штате Мичиган. Waymo, компания, занимающаяся технологиями самоуправления, принадлежащая Alphabet, материнской компании Google, открыла свой первый завод в Детройте в конце 2019 года.

Ford имеет долгую историю в Motor City благодаря своей модели T, первой доступной по цене модели массового потребления. произвел автомобиль, который был произведен на заводе компании Piquette Avenue, построенном в 1904 году.

Тем не менее, в начале 1900-х годов поездка на поезде была главным. Центральный вокзал Мичигана открылся в 1913 году, заменив сгоревшую станцию. В период расцвета станции в 1940-х годах через нее ежедневно проходило более 4000 пассажиров.

Ежедневный бизнес-брифинг

После Второй мировой войны путешествие на автомобиле превысило поездку на поезде, и на протяжении десятилетий город колебался по политическим и экономическим причинам, его тяжелое положение усугубилось расовыми беспорядками в 1967 году.Последние поезда компании Amtrak отправились с Центрального вокзала Мичигана в 1988 году, после чего станция закрылась и пришла в упадок.

Город достиг низшей точки в 2013 году, когда, имея многомиллиардную задолженность, он объявил о банкротстве, крупнейшем среди муниципалитетов США.

В 2018 году Ford объявил о приобретении Центрального вокзала Мичигана и нескольких близлежащих объектов, инвестировав в проект 740 миллионов долларов. Форд начал с подготовки к зиме, сушки и защиты железнодорожного вокзала площадью 640 000 квадратных футов.Сейчас строители ремонтируют стальную конструкцию и заменяют поврежденную терракоту, известняк и кирпич, которые составляют экстерьер станции.

Внутри большая работа проводится в зале ожидания, который был построен по образцу римской бани. В настоящее время ремонтируется около 22 000 квадратных футов глиняной плитки Гуаставино, покрывающей три самонесущие арки. Пять тысяч реплик плитки были заказаны у компании из Буффало, которая специализируется на этой плитке и поставляла их для таких проектов, как Grand Central Oyster Bar.

Ford также надеется добавить места для совместной работы и университетские ресурсы, чтобы способствовать развитию культуры стартапов.

Проект создан по образцу Кендалл-сквер, района в Кембридже, штат Массачусетс, известного своим кластером технологических компаний и Массачусетским технологическим институтом, сказала Паула Каретерс, менеджер по развитию в Детройте в Ford.

«Мы хотим построить экосистему сотрудничества компаний, преподавателей, инвесторов и новаторов», - сказала она.

Команда Ford внимательно изучила то, что работало в других городах.Например, одна секция вокзала приподнята и примыкает к бывшим железнодорожным путям.

«В этой части мы взяли для вдохновения изображения с Хай-Лайн в Нью-Йорке», - сказала г-жа Каретерс, имея в виду приподнятый парк в Вест-Сайде Манхэттена. По ее словам, одной из идей было строительство катка на возвышенности.

Проект Ford помогает возродить Корктаун, старейший район Детройта, созданный ирландскими иммигрантами примерно в 1,6 км к западу от центра города. Но соединение различных центров развития в Детройте остается проблемой.

«Большинство людей не осознают, что Детройт - очень большой город», - сказал Томас Вайденбах, бывший адъюнкт-лектор американской истории и политологии в кампусе Дирборн Мичиганского университета. Бабушка и дедушка г-на Вайденбаха родились в Детройте на рубеже 20-го века и воспитывали здесь свои семьи до 1970-х годов. «Новое процветание по-прежнему неравномерно», - сказал он.

Городской трамвай QLine, которому уже почти три года, (в честь компании Quicken Loans, занимающейся ипотечным кредитованием Гилберта) - это первая попытка улучшить связь центра города с различными районами к северу от него.

Обеспечение того, чтобы оздоровление достигло всех жителей, было в центре внимания мэра г-на Даггана. Хотя уровень безработицы в Детройте упал с более чем 20 процентов в 2010 году до 3,4 процента в ноябре, он все еще выше среди афроамериканцев, которые составляют почти 80 процентов населения города. В Детройте также по-прежнему один из самых высоких уровней бедности в стране - 33,4 процента, хотя, по данным Бюро переписи населения, этот показатель снизился с 39,8 процента в 2015 году.

Растущее число посетителей и их приток денег помогают Детройту восстановиться.По данным Детройтского метрополитена и бюро по работе с посетителями, в 2013 году этот район посетили четырнадцать миллионов человек, а в 2019 году их число подскочило до 19 миллионов. В Детройте четыре спортивные команды высшей лиги, каждая из которых играет в центре города. В центре города есть несколько художественных заведений, таких как Оперный театр Детройта и Театр Фокса, центр исполнительских искусств, который открылся как кинотеатр в 1928 году.

Аарон К. Фоули, который был «главным рассказчиком» Детройта с 2017 года. до 2019 года, сказал, что он «осторожно оптимистичен» в отношении прогресса города.Его роль была создана мэром как попытка разнообразить образ Детройта.

«Я устал от людей, прибывающих в Детройт и стремящихся сфотографировать пустые здания и пустой вокзал», - сказал г-н Фоули. «У жителей Детройта есть название для этого:« бедное порно »».

Г-н Фоули помог запустить веб-сайт Neighborhoods, на котором представлены местные художники, владельцы малого бизнеса, врачи и некоммерческие группы. «Наша цель - добавить недостающие части рассказа Детройта, которые упускают из виду национальные СМИ», - сказал он.

Тем не менее, г-н Фоули предупреждает, что джентрификация сопряжена с новыми проблемами.

«Мы видели, что произошло в таких городах, как Бруклин и Сан-Франциско, где давние жители больше не могут позволить себе жить в городах, которые они называют своим домом».

Взгляд в прошлое: Центральный вокзал Мичигана

Давайте оглянемся на историю Детройта, исследуем вехи, памятные даты и монументальные месяцы, соединяя единственное в своем роде прошлое города с его захватывающим будущим.

Центральный вокзал Мичигана, возвышающийся над Корктауном и парком Рузвельта, является исторической опорой Детройта, пережитком тех времен, когда эта страна еще могла соединять штаты, города и людей легким, доступным и доступным железнодорожным транспортом. Сегодня здание остается памятником и символом Детройта, здания с историей, отражающей взлеты и падения города и демонстрирующих влияние автомобиля и Детройта на историческую железнодорожную систему Америки.

6 января - день в истории, который выделяется старой железнодорожной станцией, поскольку 32 года назад пассажиры и поезда отправились со станции в последний раз.По этому случаю нет лучшего времени, чем сейчас, чтобы сесть, расслабиться и исследовать историю одного из самых знаковых сооружений Детройта.

ДРУГОЕ ВРЕМЯ, ДРУГОЙ ГОРОД

Каким бы старым оно ни было, нынешний Центральный вокзал Мичигана не был первым железнодорожным вокзалом в Детройте. В течение периода с 1884 по 1913 год Центральная железная дорога Мичигана действовала из более старой структуры романского возрождения в Третьем и Джефферсоне, недалеко от современного места TCF Arena в центре Детройта.

С годами, когда железнодорожная отрасль росла вместе с промышленным подъемом Детройта, в конце концов было решено, что нужна новая станция. После завершения строительства подземного железнодорожного туннеля в Канаду в 1906 году компания Michigan Central начала приобретать землю в районе Детройта Корктаун из-за его близости к новому туннелю.

ОТКРЫТКА С ЦЕНТРАЛЬНОЙ СТАНЦИЕЙ МИЧИГАН, CIRCA, 1955. В ПИКЕ ПОЕЗДА ПРИБЫВАЛИ И ОТКЛЮЧАЛИ СТАНЦИЮ И ОБСЛУЖИЛИ ПРИМЕРНО 4 000 КЛИЕНТОВ В ДЕНЬ.ФОТО ДЕТРОЙТ ИСТОРИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО

К 1910 году около пятидесяти акров в Корктауне были приобретены для будущего проекта развития, а к 1915 году сам город инвестировал 680 619,99 долларов в покупку земли. С покупкой города они приобрели землю, которая станет центральным вокзалом Мичигана и еще не названным парком Рузвельта.

На протяжении всего периода купли-продажи в мае 1910 года началось строительство здания в стиле Beaux-Arts Style по проекту архитектурных фирм Warren & Wetmore и Reed & Stem, стальная конструкция была построена к декабрю 1912 года.Здание планировалось открыть 4 января 1914 года, но пожар, произошедший в старом депо 26 декабря 1913 года, заставил Центральный вокзал Мичигана открыться раньше.

Таким образом, первый поезд отправился со станции в Сагино и Бэй-Сити, а первый поезд прибыл из Чикаго. Некоторые другие новинки в истории включают первую потерянную вещь от пассажира, покидающего станцию, которым оказался пудель по имени Тесси.

После завершения строительства Центральный вокзал Мичигана вошел в историю.Ко времени Первой мировой войны более 200 поездов покидали станцию ​​каждый день, тысячи пассажиров проходили через мраморный фасад, завороженные 54,5-футовыми потолками зоны ожидания. Ко времени Второй мировой войны в 1940 году было отмечено, что станцией ежедневно пользовались более 4000 пассажиров.

В период его расцвета среди известных пассажиров были президент Герберт Гувер, Гарри С. Трумэн и Франклин Д. Рузвельт, актер Чарли Чаплин, знаменитый изобретатель Томас Эдисон и художник, прославившийся своим двором в Институте искусств Детройта Диего Ривера. и его тогдашняя жена Фрида Кало, равная по искусству.

Некоторые вещи недолговечны, и после войны личная собственность на автомобили выросла, в то время как количество пассажиров по железной дороге постепенно сократилось. Материнская компания Michigan Central, New York Central, пыталась продать станцию ​​в 1956 году и снова в 1963 году, но обе попытки потерпели неудачу. В 1967 году из-за слишком высокой стоимости обслуживания были закрыты ресторан Центрального вокзала Мичигана, игровые автоматы и главный вход, а также значительная часть главного зала ожидания.

В 1971 году Amtrak полностью перешел на железнодорожное сообщение по всей стране, а в 1975 году была вновь открыта главная зона ожидания и вход.Но дело длилось недолго, и станция встретила свою судьбу. 6 января 1988 года последний поезд компании Amtrak покинул станцию, открыв новую эру владения и заброшенности Центрального вокзала Мичигана.

НОВАЯ ЭРА ДЛЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ СТАНЦИИ МИЧИГАН

, приобретенная г-ном Бернсом, Мануэлем Моруном и Controlled Terminals Inc., принадлежащими Детройте, станция долгие годы оставалась заброшенной. Сарай для поезда был снесен в 2000 году, а оставшиеся пути были переоборудованы под грузовые и переданы Канадской Тихоокеанской железной дороге.

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ВОКЗАЛ МИЧИГАН В НОВОЙ СОБСТВЕННОСТИ. ФОТО АЛИ НАДИР ДЛЯ FORD MOTOR COMPANY

В 2004 году тогдашний мэр Кваме Килпатрик говорил о переносе штаб-квартиры Департамента полиции Детройта в этот участок. Тем не менее, опять же, ничего не материализовалось. Оставаясь заброшенной, станция стала культовой для заброшенных зданий и фотографий руин.

Опять же, планы ремонта обсуждались в 2006, 2008 и 2011 годах, но никаких подвижек не было, кроме установки новых окон и восстановления электричества внутри здания.К 2016 году, когда Морун заигрывал с идеей перенести часть бизнеса своей семьи внутрь здания, выяснилось, что за 10 лет семья Моруна потратила около 12 миллионов долларов на электричество, окна и новую шахту лифта в здании.

Тем не менее, в здании ничего особенного не происходило до 2018 года, когда у станции появилась реальная надежда на будущее. В марте 2018 года выяснилось, что Ford Motor Company ведет переговоры о покупке структуры, сделка, которая позже была завершена через несколько месяцев.

Оттуда все остальное действительно история. Ford планирует превратить станцию ​​и прилегающую территорию в новый центр мобильности для инноваций, открывая новую эру для Центрального вокзала Мичигана.

Фаза 1 реконструкции Ford началась в декабре 2018 года, а фаза 2 началась в мае 2019 года. На данный момент в процессе строительства были задействованы структурные колонны и арочные проемы, работы по восстановлению кирпичной кладки, работы по восстановлению и восстановлению некоторых элементов стальной конструкции. .

Весь проект реставрации планируется завершить в 2022 году, через 109 лет после хаотичного открытия башни и через 34 года после ее трагического закрытия. Хотя пока нет плана по повторному подключению пассажирского железнодорожного вокзала к станции, эта идея уже обсуждается, учитывая, что произойдет с региональным планом транзитных перевозок Metro Detroit.

А пока станция получит новую жизнь в виде новых мобильных решений. Узнайте больше о планируемом использовании пространства атриума для дронов, мобильной платформы или загляните внутрь самого Центрального вокзала Мичигана в некоторых из наших предыдущих работ.

Как всегда, подпишитесь на нашу рассылку обо всем, что касается Детройта и не только.

Исторический вокзал дает обувь, билеты и сообщение в бутылке.

Детройт - Лукас Нильсен и Лео Кимбл работали в Центральном депо Мичигана в начале этого месяца, когда сделали открытие.

Нильсен, рабочий из компании по сносу домов Homrich, заметил стеклянную бутылку, спрятанную за гипсовым венцом, когда они работали на высоте около 25 футов.

«Я сказал:« Эй, стой, стой, стой.Прекратите разрушать. Это могло быть что-то », - вспоминал Нильсен. «Я вытащил его и увидел, что там что-то застряло. Эй, знаешь, в бутылке записка?

Бутылке, оказывается, больше века.

В четверг рабочие узнали содержание записки, когда архивисты Ford Motor Company извлекли сложенную бумагу из бутылки Bohemian Beer 1913 года Строха, большая часть этикетки которой оставалась нетронутой.

Бутылка входит в число многочисленных предметов, которые рабочие нашли во время реставрации исторической железнодорожной станции, что является частью более крупной программы Ford за 740 миллионов долларов по созданию центра инноваций и мобильности в районе Детройта Корктаун.

Лорен Дрегер, архивариус компании Ford, в белых перчатках и с пинцетом осторожно извлекала записку из бутылки во время мероприятия для СМИ в четверг на вокзале. Банкнота 108-летней давности была изношена и обесцвечена, но практически не пострадала, учитывая ее возраст.

Записка, похоже, написана карандашом и гласит: «Дэн Хоган и Гео Смит воткнули это (неразборчиво) из Чикаго, июль 1913 года». Железнодорожный вокзал открылся несколько месяцев спустя.

Архивисты сказали, что им удалось найти одного из рабочих до Чикаго.Нильсен считает, что перевернутая бутылка спасла ее содержимое.

«Я очень удивлен, узнав, что на нем есть два имени рабочих и что-то« из Чикаго », на нем есть дата, - сказал Нильсен из Canton Township. «Я удивлен, что на нем до сих пор есть надписи, потому что вся вода, протекающая через это здание, и я просто удивлена, что они могут отследить, что один из рабочих был оттуда».

Джон Стро III был под рукой, чтобы увидеть бутылку и записку. Компания Stroh Brewery Co.был основан его семьей в 1850 году. Сейчас он принадлежит Пабсту.

«Удивительно, что на стройке прячут стены, - сказал он. «Здесь находят неповрежденные вещи».

Рабочих просят сдать любые артефакты, которые они найдут во время работы на объекте. Во время мероприятия для СМИ рабочие обнаружили корзину с веревкой; внутри была коробка с билетами с надписью «Детройт в Чикаго, плюс один билет в корзине с надписью «Детройт - Янгстаун».

Дрегер сказала, что эти предметы нужно будет очистить и осмотреть, но ее первая мысль заключалась в том, что корзина и веревка были частью системы шкивов.

Ford находится на втором этапе проекта железнодорожного вокзала, который включает восстановление известняка снаружи и штукатурки внутри. Зал ожидания полон строительных лесов, и две трети потолка были восстановлены, сказал Рич Барделли, менеджер по строительству Ford. Ожидается, что проект будет завершен к концу 2022 года.

Другие найденные предметы, выставленные на вокзале в четверг, включали две хрупкие мужские туфли, пару женских туфель примерно 1940 года и детскую обувь примерно 1915 года.Также были кнопки и фонари, используемые для системы вызова лифта, бейсбольного мяча и счетной машины Берроуза 1934 года, которую, по словам Дрегера, нашли в комнате рядом с шахтой лифта.

С тех пор, как Ford объявил о своих планах относительно железнодорожного вокзала почти три года назад, представители общественности вернули вещи из исторического здания. В прошлом месяце одним из представленных материалов была декоративная дверная перемычка из мрамора, сказал Тед Райан, менеджер архивов Ford и бренд-менеджер по наследию.

«Они думают, что это касса, - сказал Райан.«Их семья освободила его. Это слово, которое я люблю использовать, потому что так много людей пришли сюда и освободили артефакты, которые что-то значили для них. Так много людей жертвуют его обратно, потому что станция так много значит для Детройта».

[email protected]

Twitter: @CWilliams_DN

Центральный вокзал Мичигана | Историческое общество Детройта

Центральный вокзал Мичигана, расположенный в районе Детройта Корктаун, был основным железнодорожным вокзалом города с 1913 по 1988 год.До строительства новой станции Центральная железная дорога Мичигана работала на базе депо, расположенного недалеко от реки и Третьей улицы - примерно там, где сейчас стоит Джо Луис Арена. Центральный вокзал Мичигана был построен частично для обеспечения движения поездов из железнодорожного туннеля Детройт-Виндзор, открывшегося в 1910 году, а также для увеличения пассажиропотока. Станция была введена в эксплуатацию до официального открытия в декабре 1913 года из-за пожара, уничтожившего станцию ​​на Третьей улице.

Впечатляющее здание было спроектировано нью-йоркскими гостиничными архитекторами Уитни Уорреном и Чарльзом Д.Ветмор, вместе с Чарльзом А. Ридом и Алленом Стемом, дизайнерами Центрального вокзала Нью-Йорка. Здание состоит из трехэтажного депо с 10 выходами для поездов и 18-этажной башни с более чем 500 офисами. Изюминкой станции был зал ожидания депо с мраморными полами, высокими сводчатыми потолками, бронзовыми люстрами и многими другими деталями, характерными для стиля Beaux Arts. Здесь также есть ресторан, обеденный стол, парикмахерская, цветочный магазин, баня и другие удобства.

Железнодорожные перевозки резко сократились с 1950-х годов, отчасти из-за увеличения количества автомобильных дорог и авиаперевозок, а также снижения количества пассажиров со станции. Собственники переходили из рук в руки несколько раз, начиная с 1968 года, при этом часть станций закрывалась, а сооружения исчезали до тех пор, пока 5 января 1988 года не отправился последний поезд, направляющийся в Чикаго. Планы реконструкции здания приходили и уходили, и большая часть его роскошных элементов была разрушена вандализмом и небрежностью. Строение несколько раз спасалось от угрозы сноса благодаря незавершенным планам и включению в Национальный реестр исторических мест в 1975 году.

Станция часто упоминается как символ Детройта в целом - замечательное достижение, которое затмевается десятилетиями упадка - и часто фотографируется как яркий пример «фотографии руин». В июне 2018 года Ford Motor Company объявила о покупке здания и своих планах превратить станцию ​​и близлежащие здания в универсальный кампус в Корктауне.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *